Jeux sans Frontieres by ayanami
Summary:

Неоконченное произведение о пяти главах.


Categories: Neon Genesis Evangelion Characters: Many
Жанр: Боевик, Драма, Научная Фантастика, Приключения
Challenges:
Series: Нет
Chapters: 1 Completed: Нет Word count: 1199 Read: 3550 Published: 01.01.2010 Updated: 01.01.2010
la Beauté by ayanami
Author's Notes:

 

Обложка главы

 

Кто имеет уши слышать, да слышит.

Марк 7:16

 

Двери поезда бесшумно разъехались, открывая проход на станцию, и, сделав несмелый шаг на пустую платформу, Синдзи оказался в незнакомом городе, о котором много читал, часто слышал, и в котором всегда мечтал побывать, хотя и побаивался этого. В Токио-3 стоял ясный день. Очутившись на платформе, Синдзи бросил взгляд на голубое небо, щурясь от яркого света, и осмотрелся.

Женщина, стоявшая на перроне чуть поодаль, приложив ладонь «козырьком» ко лбу, разглядывала новоприбывшего. Она выглядела именно так, как ее описывали - стройная женщина лет тридцати, с темными волосами, отброшенными за спину, широким лицом и острым носом, словом, Синдзи сразу понял, что перед ним его будущий куратор - Кацураги Мисато. Несмотря на это, мальчик не двигался с места, словно дожидаясь чего-то. Двери поезда позади него мягко сошлись, закрываясь, и поезд тронулся, продолжая свой путь. Только сейчас Синдзи осознал, что на всей огромной платформе вокзала Токио-3, освещенной яркими лучами полуденного солнца, не было никого кроме него самого и женщины, все еще разглядывающей его из-под ладони. Поезд покинул станцию и единственным звуком, заполнившим пространство, осталось усыпляющее пение цикад. Мгновения тянулись медленно, как и всегда во время ожидания. Синдзи знал, как это бывает. Им овладела странная нерешительность, но Мисато, казалось, тоже никуда не торопится. Она убрала руку ото лба и прислонилась к вокзальной колонне, словно давая Синдзи время подумать.
Наконец, тот сделал несколько несмелых шагов к ней, и Мисато сразу же выпрямилась и шагнула навстречу.
- Привет, - просто поздоровалась она, - не передумал?
Синдзи пожал плечами:
- Нет. Все равно поезд уже ушел.
- Меня зовут Кацураги Мисато, - тепло улыбнулась женщина, - а ты, если я не ошибаюсь, Икари Синдзи?
Мальчик утвердительно кивнул.
- Могу я взглянуть на твои личные данные? Судя по всему, тебя перевели в мой класс. Тебе ведь четырнадцать лет?
- Да, летом исполнилось четырнадцать, - Синдзи порылся в своей сумке и извлек на свет небольшую папку, - это мне передал учитель Токагава. Сказал, что это полная характеристика на меня, но я, в самом деле, не знаю, что в этой папке.
Мисато прищурилась:
- И что, ты даже не пробовал заглянуть туда?
- Нет, мне было сказано передать ее вам.
- Да, вижу, с исполнительностью у тебя все в порядке, - пробормотала Мисато, осматривая папку.
- Кацураги-сан, я даже не знаю, где я буду жить и чем питаться. Мне сказали, что вы объясните мне все.
- О, это правда! – Мисато снова расплылась в улыбке. – Я же теперь твой куратор. Пойдем, я тебе все объясню по дороге.
Сделав шаг, она вдруг остановилась и погрозила мальчику пальцем:
- И называй меня по имени, хорошо? Все мои ученики уже отлично выучили это правило.
- Боюсь, я не смогу, - сказал Синдзи, - вы же старше меня, да к тому же еще и мой учитель.
- Не говори глупостей, - усмехнулась Мисато, - Не так уж и сильно я тебя старше.
Она подвела мальчика к припаркованной у вокзала машине – старомодному европейскому купе синего цвета, которое оказалось единственным автомобилем на всей обширной привокзальной стоянке. У Синдзи сложилось странное впечатление, что город пуст.
- А почему в городе никого нет? – Спросил он, озираясь.
- Эвакуация, эвакуация, - пожала плечами Мисато, - Все разъехались по разным уголкам страны...
Синдзи опешил:
- Население эвакуировали? Но зачем?
- Ты разве еще не слышал? – Мисато распахнула перед ним дверь автомобиля и указала на сиденье. Там, сложенная вдвое, лежала газета с загадочным заголовком «Голиаф повержен».
- Садись и просмотри статью, - сказала женщина, направившись к противоположной двери.
- У вас машина с левым рулем? – Удивленно спросил Синдзи, усаживаясь на свое место справа.
- Да, европейская сборка девяностых годов, - Мисато ловко запрыгнула за руль и захлопнула дверь одновременно с мальчиком, - Старье, конечно. Но зато эта колымага меня еще ни разу не подводила.
Словно в подтверждение этих слов, купе резко сорвалось с места, повинуясь умелым движениям водителя, и лихо вылетело на пустое шоссе, набирая скорость.
- Ты читай, читай, - сказала Мисато, украдкой взглянув на вжавшегося в кресло Синдзи.
Стараясь отвлечься от проносящихся вокруг  бетонных конструкций и пустых дорог, тот перевел взгляд на зажатую в руках газету.
«Гигант из света атакует Токио-3» - гласил подзаголовок. На фотографии светящийся белый силуэт возвышался над городскими постройками, словно колосс.
«Первого сентября в девять часов утра в Токио-3 было объявлено о введении чрезвычайного положения. К городу приближалось странное существо высотой около 50 метров и сотканное словно бы из света. Очевидцы утверждают, что это создание «материализовалось из солнечных лучей» в пяти милях от города».
- Пристегнись, – Сказала Мисато. Синдзи молча повиновался.
«В Токио-3 началась паника, когда стало ясно, что гигант движется прямо в город, уничтожая все на своем пути. Силы внутренней обороны отреагировали стремительно. В то время как армейские патрули призывали народ к порядку, были задействованы пять человекоподобных боевых машин, являющихся секретной разработкой научного отдела сил внутренней обороны, ранее неизвестной широкой общественности. Непосредственно в схватку с гигантом вступили три боевые машины, в то время как две оставшиеся заняли выжидательную позицию. Противник оказал жестокое сопротивление, но в итоге был вытеснен за пределы города, где, не опасаясь за мирное население, его смогли уничтожить. От мощного взрыва, сотрясшего землю при этом, лопались стекла в домах за милю от его эпицентра, но наблюдатели были поражены тем фактом, что все три сражавшихся робота сохранили возможность передвигаться, отделавшись лишь легкими повреждениями».
- Не жарко? – Спросила Мисато. – Открой окно, если упаришься.
«Несмотря на обширные разрушения и множество жертв среди мирного населения, официальный представитель министерства заявил о чрезвычайной опасности подобного рода угрозы и назвал победу над гигантом «экзаменом, с честью выдержанным нами». Однако тот же представитель выразил опасение, что подобные инциденты могут повторяться – «Наш отдел превентивной обороны и стратегической разведки информирует население о возможности повторного нападения на город и рекомендует в целях безопасности на некоторое время покинуть префектуру». Между тем, убытки от нападения оцениваются в сотни миллионов йен. Многие жители Токио-3 поспешно покидают свои дома – они напуганы неутешительной статистикой – в результате сражения погибло 22 человека, в больницы с ранениями различной степени тяжести доставлено около 200.»
Синдзи перелистнул страницу. На развороте красовались сразу две фотографии – на одной из них среди небоскребов возвышалась величественная фигура красного робота, словно сошедшего со страниц фантастической книги, сжимающего в руках автоматическую винтовку соответствующих размеров, а на другой – толпа журналистов, пытающихся пробиться к кому-то, кого не было видно за спинами телохранителей в черном, уверенно оттесняющих представителей прессы.
«До сих пор пресс-служба министерства не дает ответа на вопросы о продемонстрированных общественности боевых машинах, в частности – кто ими управляет. Больше всего интереса у корреспондентов вызывает белый робот, по свидетельству очевидцев, уничтоживший гиганта из света, но представители сил внутренней обороны не дают никаких комментариев на эту тему».
Машину тряхнуло от резкого торможения, и Синдзи качнулся вперед, повиснув на ремнях безопасности.
- Приехали! – Провозгласила Мисато. – Вылезай!
Они остановились у белого бетонного забора, возле ворот, ведущих в ухоженный парк с ровными аллеями. Синдзи выбрался из машины, оглядываясь. Тихая улочка, где они оказались, проходила среди небольших двухэтажных домиков и поднималась наверх по склону холма, загибаясь за угол длинного забора, занимавшего значительную часть длины ее слева от проезжей части. Даже здесь стояла такая же, как и у вокзала, торжественная и печальная тишина, нарушаемая лишь пением неутомимых цикад. Солнце припекало – стоял не по-осеннему жаркий денек, и мальчику очень захотелось зайти в прохладную тень, отбрасываемую деревьями в парке. Хлопнула дверь машины и Мисато оказалась рядом с ним.
- Пройдемся? – Пригласила она, махнув рукой в сторону ворот парка. Синдзи с готовностью кивнул, чувствуя, как настроение его улучшается.
- Тебе нравится это место? – Спросила Мисато, когда они шагнули на брусчатку аллеи. Огромный парк был совершенно пуст. Листва уже успела нападать на дорожки, сорванная порывами ветра, но кроны еще зеленели. Аккуратно расставленные урны возле каждой скамейки по двум сторонам центральной аллеи пустовали.
- Да, но здесь немного жутковато, - признался Синдзи, вспомнив, что кроме Мисато не видел в столице ни одного человека. Женщина улыбнулась:
- Не волнуйся, скоро ты привыкнешь.
Они немного помолчали, слушая шелест листвы и пение цикад, а затем Мисато продолжила:
- Тебе, наверное, интересно, почему тебя перевели в школу Токио-3?
- Учитель Токагава сказал, что это приказ министерства. За мою хорошую успеваемость. Мне кажется, он чего-то мне недоговаривает...
- И ты согласился ехать неизвестно куда, неизвестно зачем, не имея даже денег на обратный билет?
Синдзи пожал плечами:
- Это же приказ из министерства. Учитель показал мне документ, где стояла государственная печать. Если я нужен здесь, значит, мне нужно быть здесь.
Мисато поджала губы:
- Видишь ли, Синдзи, - вкрадчиво произнесла она, словно тщательно подбирая каждое слово, - Тебя действительно перевели в школу №707 по приказу министерства. Министерства обороны.
- Что? – Переспросил мальчик, останавливаясь. – Зачем я им понадобился?
Мисато тихо вздохнула, задумавшись над ответом.
- Ты когда-нибудь слышал об институте Мардук? Исследовательском отделе министерства внутренней обороны?
Синдзи лишь покачал головой.
- Видишь ли, случилось так, что нам нужны... Талантливые дети, вроде тебя. Способные помочь нам защитить Токио-3 от врага. Мы находим их по всему свету, но больше всего у нас, конечно же, японцев. Мы обучаем их всему, что от них требуется...
- Погодите. – Синдзи нахмурился. – Дети? В Японии разве нет солдат?
Мисато нервно рассмеялась:
- Солдаты у нас есть, но они не годятся для этого.
- То есть вы хотите, чтобы я сражался?..
В этот момент Мисато мысленно обругала себя за то, что слишком поспешно все рассказала. Должно быть, это действительно было неожиданно и привело мальчика в замешательство.
- Ну... В некотором роде. По большей части это будет простое обучение в школе.
- Я так понимаю, вы не скажете мне правду, - Синдзи отвел глаза, - но я ведь уже никуда не денусь, не так ли?
Мисато на секунду задумалась.
- Да. Ты пока знаешь мало, но в мои обязанности входит объяснить тебе ситуацию. Ты же прочитал про гиганта из света?
- Да... – Синдзи замялся, - он то тут при чем?
- Сам он – уже история. Но, видишь ли, - Мисато продолжила прогулку вдоль аллеи, и мальчик послушно поплелся за ней, - Нападения подобных существ могут повторяться. А солдаты, о которых ты говорил, не в состоянии справиться с этой угрозой.
Подобное заявление показалось Синдзи смешным, и он слегка усмехнулся:
- Но в газете писали о пяти роботах, которые запросто уничтожили этого гиганта!
- А ты думаешь, роботы двигаются сами по себе?
- Нет, - мальчик пожал плечами, словно говорил о чем-то очевидном - ими управляют робототехники из центра управления.
Настал черед Мисато ухмыльнуться.
- Тогда тебе, возможно, придется стать робототехником, Синдзи. Потому что пилотировать роботов могут только подростки вроде тебя. И сидят они не в центре управления, а внутри самого робота.

Свет мягко пульсировал, расплываясь яркими пятнами на гладком полу. Голубые блики то и дело пробегали по линиям на каменных стенах, а на заключенных между двумя черными колоннами экранах постоянно сменялось множество надписей и символов, не значащих ничего для непосвященного зрителя.
- По вопросу А-80 вынесено единогласное решение. – Женский голос звучал гулко в огромном пространстве, вызывая сильное эхо. - Три корпуса передислоцируются на западное побережье.
- Отставить. – Ответил безучастный мужской голос. – Нападения следует ждать с юга.
- Но превентивный отдел и троица... – В женском голосе слышалась дрожь.
- Генрих благословляет вас. – Отрезал мужской.

- Распишись вот здесь.
Синдзи с подозрением осмотрел три листа договора и отказа от ответственности.
Мисато рассмеялась:
- Здесь всего лишь сказано, что ты переходишь в наше полное распоряжение, обязуешься выполнять приказы, и несешь ответственность за любые последствия собственных действий. Мы же, в свою очередь, содержим тебя, кормим, поим и обучаем.
- Где я буду жить? – Поинтересовался Синдзи, рисуя странного вида закорючку на линейке для подписи.
- В общежитии, - ответила Мисато, - для таких же детей, как ты. Оно занимает третий и четвертый этажи этого же здания. Мы сейчас в самом низу. Твоя комната – на четвертом этаже в правом крыле, номер – 1416, это третья дверь. Вот ключ.
Ключ был только один – простой серебристый ключик, прикрепленный кольцом к металлической плашке с цифрами 1416. Синдзи поспешно принял его и сунул в карман.
Путь от красивой аллеи по пустым улицам города сюда, в школу, занял несколько часов. Мисато не торопила мальчика, и они шли медленно, по пути обсуждая детали обучения и проживания в Токио-3. Постепенно все это улеглось в голове Синдзи, но до сих пор он чувствовал себя Алисой, проваливающейся в кроличью нору.
- Мы сейчас в первом корпусе – это административное здание и здесь же находятся жилые помещения, второй корпус напротив, - Мисато махнула рукой в сторону окна, - хозяйственные постройки, склад, столовая. Третий и четвертый корпуса – учебные. Есть еще пятый корпус, но он находится в другом месте. Сейчас уже поздно, так что предлагаю тебе пока освоиться в своей комнате. Завтра информацию о тебе занесут в базу данных, и ты получишь свой пропуск.
Синдзи посмотрел в окно. В кабинете Мисато горел свет, и оно казалось черным провалом в стене. Лишь приглядевшись в нем можно было различить очертания здания, располагающегося напротив.
- Хорошо, - рассеяно пробормотал мальчик.

Привыкшие к свету глаза совершенно ослепли в темноте, а потому Синдзи поднимался по лестнице так осторожно, как мог. Лишь через пару минут он, наконец, смог различать очертания окружающих предметов в неверных отблесках лунного света.
- И почему здесь не работает освещение? - Пробормотал мальчик себе под нос, преодолев очередной лестничный пролет. - Это же третий этаж? Значит, еще два пролета...
Синдзи считал ступеньки. Он пребывал в странном возбуждении, чувствуя, как круто изменилась его жизнь, начиная с этого дня. Ему хотелось спать, но в то же время он боялся, что все происходящее окажется не более, чем необычным сном.
Поднявшись на нужный этаж, Синдзи двинулся направо, держась рукой за стену, и отсчитал третью дверь. Она оказалась незаперта и, когда мальчик попытался всунуть ключ в замочную скважину, легко поддалась нажатию. Синдзи вошел внутрь.
В комнате, как и в коридоре, было темно. Лишь слабый лунный свет падал из окна на пол, образуя голубоватый прямоугольник. Притворив за собой дверь, Синдзи стал шарить по стене, в надежде найти выключатель.
- И почему здесь так темно?.. - Сказал мальчик вслух. - Неужели...
Рука его нащупала заветную кнопку, и в комнате зажегся яркий свет. Синдзи зажмурился, а в следующее мгновение тишину разорвал истошный вопль. Мальчик распахнул глаза, но успел увидеть лишь чью-то фигуру в ночной рубашке и летящую ему в голову книгу.
- Ты еще кто такой?! - Послышался взволнованный девичий голос, когда Синдзи, снова зажмурившись, упал на колени, сжимая голову. Боль была такая, словно в черепе пробили сквозную дыру.
- Простите... Я не знал... - выдавил мальчик. - Я только что приехал... Думал, это моя комната...
Из коридора донесся какой-то шум.
- Вот ключ, - Синдзи помахал сжатым в руке брелком, не осмеливаясь открыть глаза, - комната 1416...
Сквозь закрытые веки мальчик почувствовал, что свет погас. Тут же кто-то толкнул его в спину.
- Быстрее, сюда, - прошипел голос прямо над ухом.
Синдзи покорно распластался по полу, почувствовав, что упал на футон. Сверху его накрыли одеялом.
- Лежи тихо, - приказал все тот же шепот. Синдзи явственно услышал, как кто-то идет по коридору прямо в эту комнату. Сердце его отчаянно билось, хотя мозг еще не понимал толком, что происходит. Мальчик замер, прислушиваясь.
- Почему дверь не заперта?.. - Послышался высокий голос.
- Мне показалось, - мягко произнесла другая девочка, - что здесь кричали.
Синдзи боялся даже дышать.
- Да, мне... - замялась хозяйка комнаты, - кошмар приснился. Ничего такого...
- Почему у тебя дверь открыта? - С нажимом повторила первая девочка. Синдзи тоже интересовал этот вопрос.
- Было душно, и я устроила сквозняк, - последовал беззаботный ответ.
- Аска, ты не забыла, где мы находимся? Соблюдай хотя бы простейшие нормы безопасности!
- Если что-то не так, лучше обратись к коменданту, - добавил мягкий голос.
- Непременно, - огрызнулась та, кого назвали Аской.
- Не возражаешь, если я зажгу свет и...
- Нет, нет, нет, - судя по шуму, Хозяйка комнаты бросилась к двери, - у меня жуткий беспорядок. Давайте пойдем спать, еще не время вставать.
Синдзи расслышал чью-то усмешку.
- Ты точно в порядке? - Осведомился высокий голос.
- Ну конечно я в порядке, - нетерпеливо ответила Аска.
- Ладно... Тогда мы пойдем.
- Удачи, - пожелал мягкий голос слегка насмешливо. Хлопнула дверь и дважды щелкнул поворачиваемый в замке ключ. Синдзи слышал, как удаляются по коридору шаги, а затем почти одновременно захлопываются две двери. В тот же миг одеяло сдернули. Синдзи перевернулся на спину.
Лунный свет выхватывал из темноты возвышавшуюся над мальчиком фигуру, мягко ложась на белую ткань ночной рубашки, волосы, левую щеку и кончик носа. Совершенно оробев, Синдзи смотрел снизу вверх на ту, к кому он столь бесцеремонно вломился, и ждал, что с ним будет.
- Что молчишь? - Тихо спросила девочка с упреком. - Если бы тебя тут поймали, ты бы легко не отделался.
- С-спасибо, - промямлил Синдзи.
- То-то. Ты новичок, так?
Она говорила с легким акцентом.
- Да, - мальчик сглотнул, - но разве это не четвертый этаж?
- Конечно нет! Это третий. Не понимаю, как ты мог ошибиться.
- Но Кацураги-сан сказала...
- Что? - Возмутилась девочка. - Она твой куратор?
- Да, но что это значит? - Беспомощно спросил Синдзи.
- Это значит, что ты со мной в одном классе, дурачок! - В лунном свете с трудом можно было различить, что девочка сложила руки на груди. - Я Аска Лэнгли.
- Икари Синдзи, - представился мальчик.
- Еще один японец, - разочарованно протянула Аска, - а я ведь могу хоть сейчас позвать коменданта и ты попадешь под трибунал.
- Не надо, - быстро отреагировал Синдзи, хотя и не понял, о каком трибунале она говорит.
- Ну, тогда, я думаю, тебе надо скорее отсюда сваливать, пока я не передумала, - посоветовала Аска, - считаю до трех...
Но раньше, чем она сказала "два", Синдзи выскочил в коридор, опрометью бросившись к лестнице. Без приключений он добрался до своей комнаты, открыл дверь ключом и, убедившись, что в ней никого нет, повалился на футон. Мальчик даже не потрудился раздеться. Глядя в темноту, он еще долго обдумывал события прошедшего дня, пока сон не сморил его окончательно.

- Значит, Икари Синдзи, да?
Смуглый парень с растрепанными черными волосами протянул руку через проход между рядами. Синдзи только что опустился на одно из свободных мест во втором ряду и чувствовал себя не в своей тарелке. Покосившись на Мисато за учительским столом, он быстро пожал протянутую руку и отвернулся.
- Я Судзухара Тодзи, - как ни в чем не бывало продолжал парень, - добро пожаловать в братство задних парт.
- Да, приятель, они тебя взяли! Здесь мы все зомби! - С неприятным смешком обратился к Синдзи другой парень в очках, сидевший справа. - Я Кенске Айда.
- Привет, - неловко поздоровался  Синдзи, - что еще за братство?
Ему не ответили - Мисато постучала указкой по доске и начала урок.
Синдзи украдкой взглянул по сторонам. Он не ожидал, что в городе, показавшимся ему пустым, у него будет так много одноклассников. Все они восприняли появление новичка как должное и сейчас спокойно списывали с доски план лекции, едва успевая за Мисато. Синдзи вздохнул и взял ручку.

Занятия в новой школе почти не отличались от тех, к которым Синдзи привык. Разве только Мисато казалась ему излишне живой и подвижной, не в пример флегматичному учителю Токагаве. Синдзи нравилось, когда материал объясняют неторопливо и обстоятельно, а не тараторят материал лекций вперемешку с ехидными комментариями в адрес учеников.
- Запишите домашнее задание, - жизнерадостно сказала Мисато, развернувшись на каблуках, - страницы с 48 по 51, причины и предпосылки территориальной реформы Японии 2003 года. Мидзуко, ты сделаешь мне большое одолжение, если будешь слушать меня, а не пялиться на Аянами, как на привидение.
Некоторые ученики засмеялись, но Синдзи так и не понял, кто из сидящих перед ним девушек Мидзуко, а кто - Аянами.
- На следующей неделе у вас начинается новый тренировочный курс, - продолжала Мисато, - посещение обязательно, первое занятие в понедельник, в три часа дня, в пятом учебном корпусе. Вам подадут автобус прямо к школе. В пятницу у вас стартует курс физической подготовки. Справки о вашем состоянии у меня на столе, поэтому не отлынивайте, если не хотите еще раз проходить медосмотр. Все свободны до завтра.
Синдзи заметил, что класс с волнением отреагировал на новость о начале нового курса. Судя по возгласам и перешептываниям, обрывки которых мальчик услышал, этого события долго ждали.
- Ночью ты выглядел гораздо лучше.
Застегивая портфель, Синдзи не успел заметить, как к его парте подошла девушка с длинными рыжими волосами. На ее лице играла самодовольная ухмылка и мальчик вдруг вспомнил, где слышал этот голос.
- Лэнгли-сан? - Осторожно переспросил он.
Девочка кивнула, подмигнув ему.
- Эй, рыжая, отвали от Икари! - Бросился к ней парень, назвавшийся Судзухарой.
- С какой стати? - Надменно посмотрела на него Аска.
- Он теперь в братстве и я не позволю какой-то иностранке смущать его!
- Ваше братство это чушь собачья, - фыркнула девочка, - что с того, что он сел на заднюю парту?
- Этим он показал свое отношение к учебе. Ботанам вроде тебя здесь нечего делать!
Синдзи переводил взгяд с одного спорщика на другого и пытался понять что происходит.
- Ну и что ты сделаешь? - Аска рассмеялась. - Ударишь меня?
- Вообще-то я не бью девочек, но для тебя могу сделать исключение!
- Не обращай внимания, приятель, - проговорил кто-то у самого уха Синдзи, так что тот вздрогнул и повернулся, встретившись лицом к лицу с мальчиком по фамилии Кенске, - они невзлюбили друг друга с самого первого дня здесь. Заклятые враги, прямо как гоблин и следопыт, если ты понимаешь о чем я...
Айда неприятно хихикнул.
- Ладно, хватит! - голос Мисато оборвал ответную реплику Аски на полуслове. Из класса уже вышли почти все ученики. - Тодзи, ты должен быть терпимее к иностранцам. Мы живем в такое время, когда дружба и взаимопонимание важны как никогда. Аска, не сердись на него. На самом деле он не желает тебе зла.
- Желаю, - буркнул Судзухара, но никто его не расслышал.

- Королева, - спокойный мужской голос гулко отдавался в темном помещении, наполняя собой пространство.
- Да, - тихо ответила девушка и яркие зеленые огни подскочили по стенам полукругом, осветив ее фигуру таиственным светом.
- Как мы и ожидали, треугольник ошибся. Южные блокпосты сломлены раньше, чем мы успели начать Проект К.
Зеленые огни погасли и комната снова погрузилась во мрак.
- Это значит, что нам вновь придется использовать тебя, - добавил мужчина после короткой паузы.
- Троице больше нет доверия? - Спросила девушка, вызвав новую зеленую вспышку.
- Каждый может ошибиться. Все остается в силе. - Мужской голос оставался безучастным.
- Сколько у нас времени?
- Не больше семидесяти двух часов. Подготовься. Генрих благословляет тебя.

Осень в Токио-3 мало чем отличалась от этого же времени года в родном для Синдзи Киото. Теперь, лежа в своей комнате и глядя в потолок, мальчик вспоминал, как гулял по старому парку Гошо короткими осенними вечерами, топал по лужам детскими ногами в резиновых сапогах и смеялся. Было ему при этом так хорошо и радостно, что даже сейчас непрошенная улыбка заиграла на его лице от одних лишь воспоминаний. Синдзи встал и подошел к окну. Конечно, в то время всем было очень тяжело. Что бы не писали в газетах, уроки истории дали Синдзи четкое понимание того, что восемь лет назад жилось гораздо тяжелее. А теперь - жизнь налаживается, все постепенно возвращается на круги своя, но нет больше тех, кого он любил, тех, из-за кого он радовался теплым осенним вечером в парке. Его мать умерла слишком рано. Тело его отца так и не нашли. Синдзи захлестнула волна жалости к себе. Глядя из окна на облака, то и дело закрывающие солнце, он чуть не расплакался от тоски. Он подумал, что все эти годы вел праздную и бесцельную жизнь и теперь, в Токио-3, надежды на изменения угасали с каждым днем. Люди здесь оказались еще более замкнутыми и угрюмыми, чем в Киото, если, конечно, не считать Кенске и Судзухару, однако их общество уже начало досаждать Синдзи.
В дверь постучали. Мальчик торопливо вытер рукавом начавшие слезиться глаза и пошел открывать. Стоило ему приоткрыть дверь, как в комнату, оттолкнув хозяина, ворвалась Аска, с улыбкой взирая на удивленного Синдзи. Она нарядилась в красивое платье ярко-желтого цвета и одела красные туфли, что несколько ошарашило мальчика, уже привыкшего видеть ее только в школьной форме.
- Что, нравится? - Поинтересовалась Аска. - Это мое выходное платье. Я собираюсь пойти прогуляться.
- Вот как? - Синдзи бросил взгляд в окно. - Что ж, удачи... Думаю, это не запрещено...
- Ты не понял, дурачок, - засмеялась девочка, - я хочу чтоб ты пошел со мной.
Синдзи вскинул брови:
- Зачем?..
- Ну, одной мне будет скучно... Да и потом, я плохо знаю иероглифы, еще заплутаю в этом городишке...
Это показалось мальчику безобидной причиной и он, поколебавшись еще немного, согласился. Аска вышла за дверь, чтобы дать ему переодеться.
Запирая за собой дверь комнаты, Синдзи уже не думал о своей матери.

- Значит, родился в Киото, да? Древняя столица Японии? Я читала, что город сильно пострадал в 2000 году.
Синдзи кивнул. Не отвлекаясь от разговора, он старался запомнить их маршрут, чтобы потом вернуться назад. Говорила в основном Аска, поэтому сделать это было нетрудно.
- Я сама родилась в Берне, мои родители переехали туда незадолго до этого. Красивый город, тихий.
- Это в Германии, да? - Невпопад спросил Синдзи.
- Нет, Швейцария, - слегка раздраженно ответила Аска, - но моя мать была немкой, так что ты частично угадал.
Они шли по пустой улице, совершенно такой же, как и многие другие в этом городе. Солнце то показывалось из-за облаков и тогда их невысокие фигуры отбрасывали на асфальт длинные тени, а то снова скрывалось и Синдзи зябко ежился в своей рубашке, с сомнением поглядывая на легкое платье и голые ноги Аски.
- Фамилия у меня от отца, а он американец, - продолжала Аска, - все вспоминал о Сан-Франциско. Теперь город на дне океана, можно только вспоминать.
- А где они теперь, - спросил Синдзи без задней мысли, - твои родители?
- Они умерли. - Бесстрастно ответила Аска.
- О, - мальчик не ожидал такого ответа и сильно смутился, - прости.
- Ничего. Поскольку я говорю по-немецки и по-английски с детства, в школе начала учить японский. Говорят, у меня есть способности, но я еще плохо разбираюсь в иероглифах.
- Да, ты хорошо говоришь. Почти без акцента.
Солнце в очередной раз спряталось за облаком. Подул холодный ветер, растрепав волосы Аски.
- На тебя капнуло? - спросила девочка, вытянув руку вперед ладонью вверх.
- Что? Нет, - покачал головой Синдзи и тут же почувсвовал, как по щеке его чиркнула холодная капля.
- Дождь начинается, - рассеяно проговорила Аска. Она подняла голову к небу и в этот же миг ливень обрушился на них стеной.
- Бежим! - Крикнула девочка, сватив Синдзи за руку и рванувшись куда-то по стремительно темневшему асфальту, так что у мальчика перехватило дух. Они бежали по улице, разбрызгивая воду и Синдзи вдруг узнал это место. Аска каким-то чудом вывела его к тому самому парку, где несколько дней назад с ним разговаривала Мисато. За пеленой дождя бетон белой стены померк, а деревья гнулись и шумели под порывами ветра. Но не успел Синдзи удивиться, как Аска споткнулась и едва не упала, удержавшись за мальчика, чью руку так и не выпустила. Опустив взгляд, Синдзи увидел, что каблук на ее красных туфлях отломился, а платье намокло и прилипло к телу. Смутившись, он отвел глаза и подумал, что хотя сам промок до нитки, он по-крайней мере носит майку под рубашкой.
Аска поспешно стащила туфли и сжала их в руке, снова подняв глаза к небу. Бежать дальше смысла не было. С ее волос ручьями текла вода, да и Синдзи чувствовал, как мокрые пряди прилипли ко лбу. Выпустив руку мальчика Аска босиком пошла дальше, по направлению к парку.
- Надо вернуться в общежитие! - сказал Синдзи, пытаясь перекричать шум дождя. Ливень немного ослаб.
В этот момент где-то раздался гулкий звук, напоминавший раскат грома.
- Ты слышишь? Что это такое? - прокричала Аска, приложив ладонь к уху.
Над их головами с хлопком раскрылся зонт, и капли застучали по натянутой ткани, но шум дождя не смог заглушить послышавшегося вдруг воя сирен.

Эта история добавлена http://fiction.eva-not-end.com/viewstory.php?sid=220