Хранитель by Mota
Summary:

Почти наш мир, почти наши дни. Близится Пекинская Олимпиада. Протагонист ведёт затворническую жизнь. Разыгравшаяся трагедия полгода назад ввергла его в депрессию. Каждый день зеркальная копия предыдущего, а завтрашний - сегодняшнего. Казалось уже, что ничто не изменит сложившуюся жизнь. Но один вечер меняют всё: ему явилась она. Кто она? Что она? Предвестник ли грядущего или плот воображения? В этом герою придёться разобраться. 


Categories: Neon Genesis Evangelion Characters: Many
Жанр: Драма, Дружба, Романтика, Тайны
Challenges:
Series: Нет
Chapters: 2 Completed: Нет Word count: 3770 Read: 6470 Published: 22.11.2011 Updated: 26.11.2011
Story Notes:

 Есть вещи, которые меня вдохновляют на те или иные вещи. Это может быть всё что угодно. В данном случае вдохновило меня к написанию этого фика музыка: Groove Addicts - To Glory.

Хочу поблагодарить Dormiens'а за терпеливое редактирование моего неграмотного графоманства =)

1. Встреча by Mota

2. Осмысление by Mota

Встреча by Mota
Author's Notes:

Мой второй фанфик, но можете относиться строго. Сразу хочу предупредить, что в первой главе очень много воды и мало собственно действия. Но я специально выбрал такой стиль повествования, потихоньку раскручивая темп самого фика. Не обессудьте, ибо уже получил по шапке за это :)

Глава 1. Встреча.

 

Шли первые дни последнего месяца лета. Ненавистный своей жарой август выпек последние мои извилины, которые могли бы хоть как-то ещё соображать. Возможно, я слишком утрирую, но если вы взгляните на меня со стороны сейчас, то увидите лишь непонятную массу, лежащую на диване. Где-то рядом примостился мой любимый вентилятор, который уже давно работает только на первом уровне скорости, что ему не даёт никаких бонусов в охлаждении моей и так перегретой полностью башки. Да, литературными словами я сейчас бросаться не намерен, ибо мне и так плохо без вашего потакания моей грамотности.

А причин на то множество. Вам с какой начать? С моей маленькой двухкомнатной лачуги, которая разместилась на четвёртом этаже шестиэтажного здания? Хочу отметить, что сам дом уже повидал свои прекраснейшие виды и всей своей пёстрой внешностью умоляет домовладельца провести хотя бы какой-нибудь ремонт. Впрочем, здание здесь не одиноко: того же требуют почти все жители. Я не зря сказал слово «почти». В эту маленькую погрешность входит ваш покорный слуга, которому, откровенно говоря, безразлично происходящее за пределами его жизненного пространства. Потолок, вроде, не течёт, а значит, жизнь пока удалась.

Или же вернёмся к более мне родному, то есть непосредственно к моей квартире? Да, эта захудалая неубранная берлога с размерами каждой комнаты шесть на семь и есть то, что можно назвать жилищем. Впрочем, я не жалуюсь – за роскошью особо никогда не гонялся, так что мне и своего спартанства хватает с избытком.  И да, когда я упомянул «неубранную», это было сказано мягко говоря и в лучшем случае. Нет, ну если вы хотите узнать под какой тумбочкой лежат во-о-он те чипсы, у которых истёк срок годности чёрт знает когда и в каком виде они сейчас находятся, и при этом каким мусором из пойми чего, чего я и сам не знаю, забита эта самая тумбочка – пожалуйста, я могу вам обеспечить сей увлекательный рассказ. Но мне что-то подсказывает, что это будет чрезмерно скучно. Про кухню я даже упоминать не собираюсь. Какие там микроорганизмы поселились, порой неведомо не только мне, но даже каким-нибудь биологам. Наверное. Хотя надеюсь, что не всё так плохо, ибо именно на кухне и в туалете, в частности, я стараюсь проводить генеральные уборки раз этак в n-дцать дней. Более примерную цифру назвать не смогу, ибо подсчёт в своём календаре не веду. О да, календарь – это фактически единственное, что меняется каждый день. Так уж повелось, что мне не доставляет удовольствие уж совсем забыть какое сегодня число или, что ещё хуже, – какой день недели. Спросите, почему? Всё очень просто. Каждое воскресение – КАЖДОЕ – приходит она.

 Даже не спрашивайте, зачем: мне тоже порой интересно. Нет, конечно, можно логически предположить, что она приходит не только из альтруистических намерений немного прибраться в моей берлоге, но и из-за, не побоюсь этого сказать, каких-то ещё теплившихся в глубине души чувств. Или, может, просто потому, что мы друзья детства? Не скрою,  что я тоже далеко не охладел к ней и премного ей же благодарен, ибо если бы не эта личность, то я, наверное, совсем уже загнулся бы. Однако видеть её каждую неделю и понимать, что теперь между нами непреодолимая дистанция типа Париж-Дакар, доставляет очень много боли в моём ещё не полностью сгнившем сердце. Но обстоятельства-обстоятельства-обстоятельства… теперь я её не достоин и, похоже, никогда не был достоин. Мы слишком разные и, наверное, по этой причине нас притянуло друг к другу. Возможно, я и ошибаюсь. Возможно, не просто так она приходит каждую неделю и устраивает мне очередную взбучку, из-за которой я ей снова даю пустое обещание, и тем самым снова лгу. Вру не только ей, но и себе.

И снова придётся это сделать, снова придётся давать самому себе ложные надежды. Ведь сегодня уже суббота.  Дрянная палящая солнцем суббота. Вообще, в последние дни все как-то аномально оживились и устроили чуть ли не балаган своим культом спорта. И, казалось бы, причина уж вообще идиотская: Олимпиада в Пекине. Ну и что? И что тут такого, если через море съедется тыща-другая (или сколько там) спортсменов из разных стран? Нашли событие, из-за которого стоит так ликовать. Будто уже победили в них. Или Америку в тихоокеанской войне. Что было бы лучше.

Погодите. Если бы мы победили тогда американцев, то Император не подписал акт о капитуляции? Следовательно, не было бы американских баз в нашей стране. А значит не было бы кое-кого, которая мне сейчас докучает каждое воскресение. Хм. Интересно. Не скрою – улыбка на моём лице от такой альтернативной истории проявилась. Хотя к чёрту. Или куда или, что вернее, к кому там европейцы посылают такие мысли?

Вообще, в последнее время у меня такие порой мысли проскакивают, что я их начинаю бояться. Это всё от моего постоянного безделья, скорее всего, и это уже пугает, ибо эти самые наитупейшие измышления попадают в мои сокровенные сновидения. А что там творится, я рассказывать не хочу, ибо меня быстренько упрячут в какую-нибудь лечебницу для умалишённых. Порой я уже не отличаю сон от реальности. Лежу на диване под тёплым воздухом, гонимым от моего вечного друга под названием «вентилятор», гляжу в потолок. В мой родной потолок. И мне всё кажется, что он сейчас начнёт трансформироваться в какой-нибудь портал, а люстра, словно ключ, откроет дорогу в другое измерение. А оттуда хлынут всякие монстры, гоблины, вампиры, эльфы, слизняки, демоны, гномы и прочая фэнтезийная сущность. О боги, о чём же я думаю? После таких весёлых представлений и сниться потом мне будто я пилот огромного человекоподобного робота, спасаю мир от инопланетного вторжения. Или что там было?

Всё, с меня хватит. Лениво посмотрел на электронные часы, расположившиеся рядом с моим верным железным конём. Нет, я не про машину. Точнее не про ту машину, которая является одним из видов транспорта. А про компьютер который, впрочем, тоже машина. Да и не совсем уж полностью железный… аааа, да какая разница, о чём я только думаю?! Время, вот что сейчас важно. А сейчас было без малого – без пятнадцати девять. Так, надо прогуляться. Срочно. Иначе я сейчас совсем с ума сойду. Наконец-то быстро встав, чтобы не тянуть резину как всегда, я ощутил, как у меня в голове всё поплыло. Я могу себя поздравить – только что мой организм сказал, что я совсем охренел, ведя такую ленивую жизнь. Схватившись за голову одной рукой, а другой облокотившись  о стену, попытался проморгаться. Первое, что я увидел, – это был постер из игры Final Fantasy, на котором был изображён Клауд, смотрящий на меня как на говно. Впрочем, он не ошибался. Ошибался я. У меня сложилось впечатление, что мне этот нарисованный тип указывает глазами к двери, ведущей к лестничной площадке. Так, похоже, меня окончательно штырит. Больше не наливать, тьфу, не лежать на диване, словно убитый овощ.

Передвигаясь по своей комнатушке, словно бравый спецназовец (а по-другому это назвать нельзя, ибо желания наступить на очередную порцию мусора желания не было), я таки добрался до своих джинсов. Быстро их напялив, я ощутил большой прилив энергии. К чему бы это? Ещё раз взглянув на постер Клауда, который уже не подавал признаков жизни, двинулся в ванну, чтобы немного умыться.

Закончив приготовления, посмотрел перед выходом на свою лачугу, и мой взор упал на стопку фигурок на комоде, где были собраны персонажи из разных аниме и видеоигр. И почему-то две из них выделялись – это были Люси и Хинанай. Они мне махали руками, говоря «иди вон отсюда, пойди погуляй». Похоже, они были правы на чёртовых сто процентов. Прогнав очередное наваждение, я вышел из квартиры, дав себе ещё одно бесполезное обещание, что с завтрашнего дня всё изменится. Вы скажете мне, что мне уже пора лечиться. Хочу вас заверить и успокоить: это у меня так каждую неделю. Каждую субботу в предчувствии воскресения, за которое происходит в разы больше различных событий, чем за всю остальную неделю вместе взятую. Возможно, это некоторое возбуждение, скажете вы. Только каждый из вас в это слово вложит свой подтекст. Мне же лично всё равно. Хотя кое-что отличалось от предыдущих недель: я давал себе то самое бесполезное обещание в воскресение, а не в субботу. Неужели звёзды сегодня сложатся иначе? Но моё чутьё подсказывает, что зря я тешу себя никчёмными иллюзиями.

Выползя из своей лачуги впервые за пару дней, я первым дело глотнул почти свежего воздуха. Свежий он лишь в кавычках, так как был раскалён дневным солнцем, которое уже давно почти полностью зашло за горизонт. Заката мне сегодня полноценного не увидеть, какая досада.  Если кто не понял – это был сарказм. Удостоверившись, что я плотно закрыл входную дверь, метнулся в лифт через открытую площадку. Комнату соседа пробежал в наиболее быстром темпе, а то выслушивать его очередную гневную тираду о том, как я громко слушаю музыку и как ему рано вставать, не было ни сил, ни желания. Я всё-таки развеяться вышел, а не в очередной раз напрягаться просто так. Итак, я уже на первом этаже, двери лифта открываются, и вот первая проблема настигла меня. Проблему звали Мана. Кирисима Мана, если быть точнее. Проблемой было то, что она молодая студентка колледжа по юриспруденции, с очень приятной внешностью, каштановыми волосами средней длины, безумно милым характером и, безусловно, с отличным  чувством стиля в том, что касается внешнего вида. В общем – она причина ревности другой особы, о которой вы уже догадываетесь. Хотя у меня с Маной ничего нет – так, иногда перебрасываемся парой слов, да и только – это всё равно вызывает ряд проблем. Но знаете? Ведь невозможно просто пройти и проигнорировать такое милое создание, в особенности, когда она так здоровается:

–  Добрый вечер, сэмпай, –  она вежливо поклонилась.

Сегодня она была одета в элегантную бежевую блузку, тёмно-коричневую юбку типа шотландка, которую украшал золотой ремешок и в довесок ко всему этому белые открытые туфельки. И, конечно же, её стильные узенькие очки чёрного цвета.

– Салют, Кирисима-кун, –  не совсем вежливо бросил я, хоть меня это не совсем волновало.

–  Неужели решили немного прогуляться? – улыбнувшись, это милое создание добавило без тени иронии: –  Побрились бы для начала, а то сочтут нехорошим человеком.

–  Я и так нехороший человек. И да – ну не зови ты меня сэмпай. Мне умолять тебя уже на коленях? – выходя из лифта, я снова попросил ее – и даже не второй раз. И не третий.

–  Но, – она немного задумалась, начав пробовать слова на зубок, –  Сэмпай, Синдзи, Синдзи-кун, Синдзи-сан…

–  Да ты издеваешься! – прервал я её, - Синдзи, просто Синдзи. Сколько раз я тебе говорил?

– Но Сэмпай лучше звучит, – она наигранно надула губки, – посему и дальше буду вас так называть, может, когда-нибудь, вы и привыкнете.

– Да называй, как хочешь, –  махнул я уже рукой, – хоть «лузерчьяжизньнеудалась».

– Ну, нет, это слишком сложно и долго, – она снова одарила меня своей чудесной улыбкой, с покрасневшими щёчками потупила взгляд, подбирая слова, и решилась это сказать: – Кстати, хотите, я вам составлю компанию на вечернюю прогулку? Только брошу дома учебники и тетради, – она охлопала свою женскую сумочку, намекая, где всё это разместилось.

Прежде чем она забежала в лифт, я успел её остановить:

– Кирисима-кун, я знаю, что ты из лучших побуждений, но лучше не надо. Для нашего же здоровья, – я состроил жалобную гримасу, чтобы она поняла всю тяжесть возможных последствий.

– Оу, извините меня, пожалуйста, извините, –  она быстро несколько раз поклонилась с несколько смущённым видом, а потом поправила очки, состроив в ответ моську, – Всё ещё ревнуют?

Мне лишь оставалось просто кивнуть головой. Неожиданно для меня девушка немного опечалилась. Наигранно или это в самом деле так?

– Тогда я пойду, сэмпай, – ответила она погрустневшим голосом, а потом поклонилась – Желаю вам приятной прогулки.

– Тебе тоже удачи.

Она зашла в лифт, нажала кнопку третьего этажа и прежде чем закрылись двери, Кирисима помахала ручкой. И всё-таки я не ошибся – она опечалилась. Погодите-ка – она только что намекнула на свидание? Эм, вот я тупица. Надо было соглашаться, а потом молчать аки рыба в воде. Всего-то и делов. Двинув далее по улице, куда глаза глядят, я снова оказался наедине с мыслями. Может ли статься так, что именно она сможет вытащить меня из этого забвения? Может, она и является моим спасательным кругом, ради которого и придётся вылезти обратно в нормальную жизнь? А бывшая – лишь груз, который меня тянет назад, в старую жизнь, от которой я и пытался убежать всё это время? А ведь и вправду! Каждая мысль об этом заставляет что-то шевелиться у меня внутри, заставляет работать сердце и голову. Откуда-то появилась ненавязчивая идея прибраться в своём доме, чтобы было куда пригласить на чай столь милую девушку, к примеру. Наконец-то побриться, потому что она этого захотела. Может, вернуться обратно на учёбу? Или найти работу? Последнее будет предпочтительнее, ибо сидеть дармоедом на халяве, присылаемой мне от человека, которого я презираю больше всего на свете, – это как минимум не правильно. Это настоящее лицемерие. «Отбрось старое, чтобы получить новое», – как-то так, да? И что тут такого, что я старше Кирисимы на два года? Это не такой уж и большой срок, с учётом того, что мне уже двадцать как стукнуло недавно. А она уже не такая маленькая девочка, хотя и выглядит порой как милое очарование. Да, чёрт возьми, мы всё-таки взрослые люди или как? Надо брать инициативу в свои руки и на этот раз в меня, похоже, по-настоящему хлестнуло много энергии.

Чтобы подкрепить свои измышления делом, я ринулся в ближайший магазинчик. Малость пожилой продавец – он же по совместительству и хозяин «заведения», который меня уже, наверное, узнает в любом виде и содержании, – дежурно поприветствовал и поклонился. Тем временем моя персона проследовала к прилавкам, прихватив с собой корзину для товаров. Так, что тут у нас? Мыло, стиральный порошок, очиститель, зубная паста вместе с новой зубной щёткой, разные принадлежности для бритья. Сделав ещё несколько кругов вокруг прилавков, я набрал почти полную корзину для того, чтобы изменить моё собственное завтра. Краем глаза обратил внимание, как дед недоумённо на меня смотрит, явно не ожидая такой активности от меня лично. Дедуль, не паникуй – я тоже самому себе сейчас удивляюсь не меньше твоего. Хотя у него были и другие тревоги – и не менее обоснованные: как я расплачиваться буду? Ведь в последнее время обо мне могло сложиться чёткое мнение у окружающих: хиккикомори, который подолгу не вылезает из дома. А если и вылезает, то только в целях набега на этот самый магазин, дабы закупиться минимальным провиантом. Далее сразу шмыгает к себе в конуру, где даже сам чёрт не знает, что он там делает. Зато я знаю: сплю, ем, смотрю телевизор, роюсь в интернете, играю во всякие пострелушки и веду прочий непотребный образ жизни. Но этому пришёл конец. И моя корзинка тому свидетельство. Впрочем, и счёт, который вывела касса. Я незамедлительно протянул карточку продавцу, тот лишь без какого-либо доверия её провёл по считывающему прибору, название которого я никогда не знал. Да-да, я такой – можете смеяться. Тем временем чек выбивался из кассового аппарата, что подтвердило наличие необходимой суммы на карте. Дед, если бы ты знал, какая там сумма уже скопилась, то я бы для тебя стал желанным покупателям. Ever, как любит выражаться мой давний друг, с которым мы не виделись уже очень длительное время. С того самого момента, как я всё бросил и уехал. Или сбежал? Можете называть, как хотите.

Я возвращался домой с чувством выполненного долга, и моё настроение пребывало в удивительно отличном состоянии. Мне уже чётко виделся план действия на вечер: быстрая уборка и приведение себя в порядок. Отчего-то хотелось завтрашний день встретить уже по-новому, и по этой причине я спешил в свою берлогу. Может, Ману попросить, чтобы быстрее управиться? Погулять не получилось, но можно ведь и так привлечь её? Не свидание, но хоть получше узнать друг друга для начала. Ну, вы понимаете о чём я, ведь так? Конечно же, вы понимаете! Но кое-кто этого понимать не хотел. Я веду речь про саму мать природу, которая решила мне устроить холодный душ в виде внезапного ливня. Она буквально намекает, чтобы я охладил свой пыл, который разгорелся не только раскаленным воздухом, но и зажженной идеей и надеждой, подаренной одной очень милой девушкой с третьего этажа. И вправду: мысли стали упорядочиваться в более чёткую картину, чего мне не хватает и что надо сделать. Похоже, сегодня звёзды и вправду встали как-то не так, как раньше. Наиболее удачно для меня, я бы сказал. И где же этот дождь раньше был? Его так не хватало в последний месяц.

Мне оставалось всего завернуть через переулок, чтобы оказаться почти дома. К этому моменту я уже полностью вымок до нитки, но меня это не страшило, ровно как и перспектива простудиться. Представляя, как Мана будет ухаживать за мной, так сразу теплее на сердце становилось. Однако из приятных облачков иллюзий меня вывела сверкнувшая молния. Первая мысль вполне ожидаемая: близко, а значит, сейчас громыхнёт. И вправду – гром прокатился нешуточный. Природа разыгралась, скажу я вам. В нашем Хаконэ давненько такого не было. Не успел я расслабиться, как ещё одна молния сверкнула. Потом ещё. Ещё. И все близко. Но было что-то не так – раскатов грома не последовало. Меня снова штырит? Да быть того не может – вполне таки ледяной душ меня уже давно должен был отрезвить окончательно. Но и это – против законов физики. Чтобы снова моё сознание поставить в тупик ещё пару молний сверкнули прямо за углом. Скажем так – зрелище не из приятных, когда у тебя под носом пролетает тысячи и тысячи вольт чистого электричества. Как минимум моим глазам точно приятно от этого не было, меня ослепило на мгновение. Пришлось протирать глаза об своё же мокрое плечо, а когда зрение снова стало ко мне возвращаться… эм… как бы это сказать?

Дальше пошла форменная чертовщина, которую одними лишь моими глюками уж точно не объяснить.

От того самого угла несколько раз вспыхнуло небесно-голубым светом с лёгкими хлопками. Потом ещё пару тех же светопреставлений, после чего отчётливо донесся шум драки. Только мне вздумалось подойти и посмотреть, что же происходит, как оттуда вылетело тело и ударилось со всего хода в препятствие в виде стены здания. «Тело» – сказано очень грубо. Если мои глаза меня не обманывали, а меня они, скорее всего, обманывали, то на асфальте лежал человек с крыльями. А вот вас не обманывают. Именно. Человек, а если быть точнее, – девушка. С крыльями. Она еле-еле начала подниматься, взмахнув правой рукой, в ладони которой стал образовываться светло-голубой шарообразный сгусток энергии. Оружие, предназначенное для броска. Но её, как я понимаю, опередили: от того угла, откуда она и «вылетела», в неё на бешеной скорости прилетело что-то энергетическое, будто стреляли из бластера-шмастера или подобия того. Бедную крылатую девушку от такого «привета» ещё раз швырнуло с ещё большей силой на ту же самую стенку, куда она впечаталась ранее. Только на этот раз куда сильнее. Но ещё одного такого удара она уже не выдержала – бездыханное тело медленно сползло на мокрый асфальт.

Я даже не обратил внимания, что обронил пакеты с провизией и стоял как вкопанный с открытым ртом и вытаращенными глазами. Первая мысль у меня была вполне приземлённая в духе всяких борд: «WTF?». Меня била дрожь, когда я всматривался вперед, пытаясь найти второго, того, с кем она билась. Но кроме яркой вспышки оттуда уже ничего не показалось. Моя голова медленно повернулась к крылатой деве, которая без каких-либо движений лежала на том же самом месте. Мне стало, откровенно говоря, страшно. Не знаю почему – мне просто стало страшно. Этот самый страх словно повелевал мне подойти к ней. Что я и делал: медленно шёл к ней, оглядываясь вокруг, а потом пристально наблюдая за лежавшей на животе девушкой. Приблизившись к этому чуду в перьях (в прямом смысле слова), я смог-таки её разглядеть. Что ж, крылья определённо настоящие. Причём довольно очень большие – куда больше, чем это изображают в фильмах, аниме и прочих произведениях. На глазок метра так два каждое. Сама же она была не такой уж и высокой, примерно как обычная такая девушка. Мне почему-то ангелы представлялись куда выше, метра так два с половиной, а то и все три, как минимум. И если мне память не изменяет, они ведь бесполые? Так, стоп – с чего это я решил, что она ангел? С какого бодуна? Это одна часть меня так говорила. Вторая же вторила вполне очевидные факты: «ну подумай сам, раздолбай: крылья, магия, а ещё странная одежда». Что ж, доводы сильны как никогда. Наклонившись, я перевернул «ангелочка» на спину, удостоверившись, что она без сознания. Или на крылья перевернул? Впрочем, не важно. Всё её тело было покрыто кровоточащими ранами, порезами различной глубины и неприятными ожогами. А потом я застыл, глядя ей в лицо. Сказать, что она была невиданной красоты – это вообще ничего не сказать. То есть совсем. Черты лица у неё были ближе к европейским, хотя и проглядывалось что-то нашенское, например, носик и глаза. Из-под капюшона виднелись растрёпанные волосы в стиле каре пепельно-голубого цвета, которые придавали ей что-то нереальное, не от мира сего. Да что же я несу? Она вся не от мира сего. Начиная от её полностью белоснежного костюма, который прикрывал абсолютно всё, вплоть до кистей рук и пяток, кончая настоящими крыльями. Wings, holy shit! Уж простите за мой английский.

Я не знал что делать. Откровенно говоря, у меня начиналась паника. Первая мысль всегда верная, как говорят. А она у меня была довольно простая: кому-нибудь позвонить. Я впопыхах достал мобильник, что-то там тыкнул и даже не обратил внимания, кому я звоню. Впоследствии я не раз пожалею, возможно. Но это было и это факт. В трубке телефона послышался прохладный и взрослый голос без каких либо эмоций:

– Что тебе нужно?

Но я не обратил внимания на этот голос и стал рассказывать всё так, как было, не сводя взгляда с лица крылатой девы. Ничего не упуская и не приукрашивая, вплоть до мельчайших подробностей. Мой молчаливый собеседник без единого слова выслушал меня и задал вполне резонный вопрос:

– Синдзи, с тобой всё нормально? – в этом голосе прорезалась некоторая злорадность, а не забота, как это может показаться с первого раза. Только сейчас я понял, кому позвонил. Но следующие слова сами вылетели из моих уст:

– Умоляю, поверь мне, отец!

Плюнув что-либо больше доказывать, я завершил бесполезный разговор. С какой стороны ни посмотри, все мои доводы и вправду звучали как бред умалишённого. Но в этом что-то определённо есть. Может, меня снова накрыла череда мощных иллюзий и всё это мне лишь показалось? Но, блин, а передо мной тогда что лежит? Манекен, девушка в косплее? Или я попал на передачу «улыбнитесь, вас снимает скрытая камера?». Нет уж – для манекена она слишком живая. Для косплейщицы у неё слишком натуральные крылья. А уж для дешёвенькой программы для домохозяек спецефекты были уж слишком хорошие, и как-то сомневаюсь, что даже Голливуд бы смог обеспечить что-то подобное. Нет, Синдзи, на этот раз от суровой реальности не убежишь: ангел, лежащий пред тобой, вполне реальный и настоящий.

И тут, словно выведя меня из прострации, девушка всхлипнула – похоже, она пришла в сознание. Что ж, опытным путём мы узнали, что она точно не манекен. Но вместо того, что бы встать как терминатор или что-то подобное, как это изображают гениальные режиссёры, она лежала и дрожала поболее моего. Её красивое лицо исказилось от боли и беспомощности. Глаза она так и не открыла, к моему сожалению. Хотя о чём я думаю? Эти раны ей, наверное, и вправду причиняют страдания, которые я бы не выдержал. Я бы посмотрел, как вы бы справились, да ещё и под таким ливнем.

Страх потихоньку стал перерастать в жалость. Мне стало по-человечески её жаль, и теперь я уже не мог просто взять и уйти, в очередной раз убежав от проблемы. Я взял её за тёплые и нежные руки и как можно аккуратнее подсадил к себе на спину. И что мне теперь делать, прикажете вы? Тащить её в больницу? Да над ней потом будут проводить какие-нибудь опыты, знаю я существ, себе подобных. Нет уж – участь лабораторной крысы я ей не пожелаю, так что всё своими усилиями и только с помощью людей, которым я полностью доверяю. И тут меня осенило: ведь у меня есть друзья, мои лучшие друзья. Они всегда мне помогут, как же я мог о них забыть?! Каким же я был болваном на протяжении последнего полугода, право же. Убежав от всего и вся, я забыл о людях, которые мне дороги больше всего и которым я не безразличен. Кое-как снова достал мобильник, в телефонной книжке стал рыскать эти имена. Это какое-то проведение, это просто праздник для души – первым в моём поиске попался Айда, который только будет рад подобным приключениям и сходу может поверить всему моему рассказу. Назвав вызов контакта, я переключил телефон в режим громкоговорителя, ибо поднести к уху аппарат был не в состоянии. Всё-таки крылатую надо было удерживать за обе ноги, чтобы не упала с моей спины. Сама, кстати, дева весила не менее шестидесяти килограмм, похоже. Или я так обмяк за последнее время? Надеюсь, что последнее.

Пока происходил дозвон, я поплёлся назад, за своими пакетами с прикупленными припасами, иначе дома просто даже перекусить нечего. Кое-как взяв в другую руку один из пакетов со съестным, я поковылял до своего дома. Благо тут оставалось совсем немного, как раздался из динамиков до боли знакомый голос:

– Aida reporting in.

Без сомнения, это был он. Только Кенске имеет такую манеру общения. Я как-то не смог сразу начать разговор и просто шёл, смотря на дисплей телефона, ибо не решался что-либо сказать после такого долгого расставания. Неужели я такой трус? Ведь «на другом конце провода» мой друг или как?! Набрав воздуха, я таки вымолвил:

– Кенске? Это ты? – почему-то переспросил, – Извини, что я тебе не звонил и вообще пропал…

– Синдзи? Синдзи! – прервал он меня диким воплем, – Ты куда пропал? Что с тобой случилось, почему не отвечаешь на звонки? Что это за номер, чей он? Я уж подумал, что с тобой беда стряслась или что ещё хуже…

Поток сознания так и попёр, а по голосу было заметно, что Айда очень рад моему звонку. Чёрт, у меня сейчас навернутся на глаза слёзы умиления, ведь я тоже рад слышать тебя, друг.

– Кенске стоп-стоп, со мной всё хорошо, но всё это потом, – извини, но сейчас есть дела и поважнее, – Вот сейчас я точно попал в передрягу и ты не поверишь в какую. Впрочем, ты-то поверишь…

– Давай выкладывай, надеюсь это очень интересно?

– Интереснее ты просто уже ничего не сыщешь на всём белом свете, – ухмыльнулся я абсолютной правде, – Так что если хочешь быть в «доле», приезжай к моему нынешнему месту дислокации.

Я ему поведал точный адрес, куда надо было приезжать настолько подробно, чтобы даже младенец не заблудился в трёх соснах.

– Так точно! – в своей любимой манере он ответил, – Ожидайте меня в своей деревне завтра, эм, сколько там едет поезд? Шесть с половиной часов? Ничего себе. Короче, завтра после обеда жди меня. И да, Синдзи, Хаконэ… куда ж тебя занесла не лёгкая жизнь?

– Я сам удивляюсь. Ладно, расскажу всё позже, ибо сейчас очень занят, – я поправил всё что я тащил до дома, – Извиняюсь ещё раз, что не звонил. И извиняюсь, что не могу сейчас тебе всё поведать.

– Да ладно тебе, my friend, – последние слова особенно тепло звучали, и мне это чертовски нравилось, – У тебя наверняка были веские причины, а они были – я знаю. Anyway, я очень рад услышать твой голос и знать, что с тобой всё хорошо.

– Мне тоже Кенске, мне тоже, – отчего-то счастье переполняло меня, – Кстати, как там Тодзи поживает?

– Ха-ха-ха, – рассмеялся мой друг, – Он сначала себе места не находил, хотел тебя из-под земли достать. Потом просто матерился из-за того, что ты пропал. Я его успокоил, мол, дай Синдзи время оправиться от своих проблем. Но он всё твердил, что не беспокоится и ему вообще всё равно. Но знаешь – он скучает по тебе, хотя старается этого и не показывать. Впрочем, я могу его с собой взять, как тебе такая идея?..

– Думаю, будет неплохо, я всецело за.

– Отлично! Нет, это просто мега грандиозно!! – Кенске уж совсем рад до ушей, – Старая гвардия снова в действии! Как же это круто!

– Не лопни от счастья там, – ухмыльнулся я.

– Не говори, будто сам не рад! Так, ладно. Я пойду вызванивать Тодзи и собираться в путешествие. Не пропадай больше, Синдзи. Это приказ, понял? Приказ! Всё, отбой.

И так, что мы имеем? Крылатую девушку у меня за спиной, которую стоит подлечить и поухаживать. Завтра к двум или трём часам дня подъедут Кенске вместе с Тодзи, что во много раз облегчит вышеперечисленные задания. Конечно же, стоит расспросить ангелочка, кто она, откуда она и с кем она так билась и прочее.

Так, стоп. Я остановился и оглянулся, прежде чем войти в лифт и вроде меня никто не заметил. Ну, как минимум, мне хотелось так верить, чтобы потом не было лишних вопросов. Нет-нет, не этот стоп. Я про совершенно другой стоп. Неужели радость от услышанного голоса Кенске и ещё большая радость того, что они завтра приедут ко мне и мы наконец-то встретимся, затуманила мне рассудок? Какие, к чёрту, расспросы?! Я что, наивно полагаю, что ангелика, которую я несу на своей спине, является той самой примечательной, милой и вообще добренькой девой с крыльями, которую изображают в аниме и играх? Нужно рассуждать трезво – различные сюжеты, сценарии, а также плод воображении, в том числе и моих, не имеют ничего общего с реальностью. Реальность может быть куда более жёсткой, чем кажется. А то тут сейчас нафантазирую, как мы будем вместе счастливо жить, имею в виду с крылатой девчонкой. Прямо как в каком-нибудь фильме. Жить долго и припеваючи, не думая не о чём. Надо бы эти мысли выбросить из головы и уже начать трезво рассуждать.

Поднялся на лифте и дошёл до своей берлоги, к счастью, без каких-либо приключений и внезапных встреч. Хотя в глубине души так и хотелось, чтобы Кирисима снова попалась под нос прямо сейчас, дабы ей не пришлось всё объяснять на пальцах. Ведь может и не поверить в конце-то концов, а тут даже не придётся особо что-либо доказывать – смотри не хочу и удостоверяйся сам. Ну, или сама.

Аккуратно положил девушку возле двери, достал ключ, отпер дверь, снова аккуратно взял девушку по-джентельменски на руки и пронёс до дивана, куда её и положил. На словах это было просто, а вот на деле… я точно уяснил себе, что больше это проделывать не собираюсь. Представьте ситуацию: у девушки есть большие крылья за спиной, она трясётся от боли... В общем, взять её на руки – это целая история получается. Вот и со мной так же получилось. От входной двери до дивана всего-то каких-то метров семь или девять, честно говоря, никогда не задумывался насчёт этого, и вот мне надо протащить этих всего-то каких-то семь или девять метров эту самую ангелику. Нёс я её примерно пару минут, ибо её крылья мало того, что мешали ухватиться за спину, так и ещё норовили обо что-то удариться или, что ещё хуже, зацепиться. Клянусь, я ей, наверное, доставил множество неудобств, пока нёс. Мягко говоря. Интересно, какого она будет обо мне мнения? Без её спроса принёс к себе домой, да и ещё случайно так поиздевался. Думаю, она будет не очень рада. Так, ладно. Занёс я и оставшуюся часть своего провианта и закрыл наглухо дверь.

И так, что мы имеем? Эпическое окончание дня – одна штука. Ангел – одна штука. Заглянул в пакет и начал его разбирать. Готовое бенто – три штуки. Упаковки сока, по полтора литра каждая – две штуки. Простенькие булочки с корицей – аж пять штук. И прочее по мелочёвке. Да уж, негусто. На диване снова всхлипнули – я обратил внимание на ангела, лежащего прямо у меня дома, тихо постанывающего от боли. Надо ей чем-нибудь помочь, да вот только чем – мне не понятно. Можно ли ей давать самые обыкновенные таблетки, например обезболивающие? Ведь кто его знает, как ангельский организм отреагирует на химию, и почему-то мне не очень хотелось экспериментировать. А что вообще знает человечество об ангелах? Лично мои познания оказались весьма скудными, когда я попытался вспомнить сколь-нибудь полезную информацию про эти дивные создания. Ещё раз взглянул на свою гостью, я обратил внимание, что её раны почти затянулись, а сама она уже успокоилась и сейчас походила на мило спящего человека. Только с крыльями. Чёрт, да я никак не могу выбросить из головы эти два лоскута с перьями! Так, надо действовать.

Включив компьютер и зайдя на популярный поисковой сайт так и вбил в строку без задних мыслей слово «ангел».  К моему разочарованию, первые ссылки вели на всякие игровые сайты или сайты, связанные с тем или  иным аниме. Или вообще отдельных персонажей, таких как Хинанай. Повернул я голову на ту самую фигурку, которая мне помахала рукой перед выходом. Точнее, мне так показалось. Или это было на самом деле? На этот раз мой взгляд снова остановился на лежащей девушке. И почему-то у меня рука сама потянулась к лицу изображая классический facepalm. Забив на поиски в сегменте .jp, я в домен того же самого поисковика вбил .com. Тотчас же моему взору открылся английский интерфейс и на этот раз в поисковую строку вбил слово «angel». Английский сегмент тоже не выделялся особым умом и сообразительностью и первые две ссылки выдал на какой-то сериал. Но меня они не интересовали. А вот третья ссылка была весьма интригующей. И как я сразу не догадался? Пресловутая википедия, ответ на все вопросы. Какой же я дурак. Ну что же нам скажет всезнающая вики? Перейдя по ссылке, я начал жадно читать.

К моему разочарованию, ничего полезного там не оказалось, лишь одна мифология, которая сейчас мне ничем не поможет. «Дух, выражающий волю Бога?».  Не знаю, насколько она дух, но вполне материальна – и взять на руки можно, и потрогать, и ею же можно крушить стены.

«Обладающий сверхъестественными возможностями». Ну уж спасибо, я бы ни за что не догадался после всех тех светопреставлений, что они там устроили. Почитав далее, я понял, что всё равно нечего не понимаю. Слишком много религии, мифологии и слишком мало фактов. Хотя чего я жалуюсь? Человечество никогда не контактировало с этими дивными созданиями, а значит, я один из уникальных людей. Естественно, не первый и, скорее всего, далеко не последний человек, ведь откуда взялись все эти истории про ангелов и прочее? Но то, что я один из немногих, кто воочию увидел подобное создание, – это точно железобетонный факт.

Я развернулся в сторону дивы и начал думать – как минимум, старался это делать. Я просто не имел представления, что мне теперь делать, как ей помочь. Подойдя поближе, решил разглядеть её таки поподробнее. Всё-таки она не настолько мифическое существо, о которых пишут в интернете или учат там талмуды мировых религий. Вполне реальное существо, с очертаниями как у самой обычной девушки спортивного телосложения. Это как мне позволяет разглядеть её местами порванное и грязное платьице, которое прикрывало абсолютно все части тела, кроме головы и ладоней, напомню для тех, кто позабыл. Наряд у неё был на вид и ощупь из вполне приземлённого чистого бархата, очень высокого качества. Украшал одежду широкий золотистый пояс на уровне живота с различными вставленными диковинными камушками и надписями, которые мне были неведомы. Если бы не гигантские крылья, которые заняли весь диван, да и ещё подло свисали на пол, заваленный различным мусором, то можно было бы сказать, что передо мной лежала и тихо-мирно спала вполне обычная девушка. Ладно, не обычная, а с пепельно-голубыми волосами. Но цвет своей шевелюры нынче можно в лёгкую перекрасить в любой другой, который захочется, так что это не считается. Конечно, я не знаю какой у неё цвет глаз – может, он тоже какого-то диковинного оттенка? Или вообще форма зрачка отличается от человеческого? Мне оставалось только гадать, ибо спящая принцесса так ни разу и не открыла своих очей, удостоив меня своим взглядом. Какой он у неё? Может настолько устрашающий, что я сразу отложу кучу крепких кирпичей, из которых можно будет построить целый загородный дворец? Или же, как у Маны, – настолько милый, что хочется взять на руки и потискать, как маленького котёнка? Остаётся надеяться только на последнее.

Кстати, Мана! Я ведь и у неё хотел попросить помощи и прямо сейчас, а не завтра, когда уже будет немного поздно. Хотя… стоит ли её впутывать во всё это? Вроде ничего сложного нет – лежит она себе и лежит, никому не мешает. Воды я и сам могу ей дать. Точно, воды! Блин, вот я балбес! Я быстро нырнул на свою задрипанную кухню, которую стоит срочно отмыть. Впрочем, не только кухню, но и всю квартиру. А то проснётся ангел и первое, что она увидит – кучу мусора и меня в дополнении к общей картине, стоящего со стаканом воды в руках. И непонятно, что привлекательнее выглядит: мусор или я со стаканом воды. Так, этот самый стакан воды (уже ни к чёрту будет упомянут) я поставил рядом с диваном на тумбочку, если она проснётся и захочет
пить. Ну, это я так предполагаю. Дальше уборка в максимально быстром темпе. Понеслась!

Пока я прибирался как можно тише, находя всевозможные удивительные и не совсем вещи, я размышлял, пригласить ли свою соседку с третьего этажа, дабы задействовать в этом увлекательном процессе. С одной стороны, лишняя пара рук мне очень сильно понадобится и, зная Кирисиму, она не откажется. С другой стороны, я не хотел, чтобы она видела весь этот кавардак, который походил на пост-апокалипсис, да и время уже было позднее. Часы уже давно прошли отметку в десять часов и неуклонно двигались к двенадцатому часу. Пока я взвешивал все за и против, главная комната с точки зрения пробуждения девы была убрана чуть более, чем на треть. А это не так сложно, как кажется. Да и весьма увлекательно, ибо, чего я тут только не нашёл! И с каждой находкой желание приглашать соседку отпадало. Хорошо, что я отказался от этой идеи, а то что бы она подумала обо мне, найдя журнал для мужчин Maxim? Не думаю, что что-либо хорошее. Да и вообще. Всё-таки необходимо приготовиться к завтрашнему приезду Кенске и Тодзи. Мы уже почти полгода как не виделись, и я что, буду встречать как последний хиккикомори тире бомж? Нет уж. Своих друзей встречу, как подобает. Вот это по-настоящему мои желанные гости теперь, которых я ожидаю с нетерпением. Я даже уже начинаю жалеть, что убежал из Токио тогда, ведь они мне могли помочь. Точнее, они хотели мне помочь, а я не слышал, отстранился и в итоге уехал сюда, в Хаконэ. Поступил как самый настоящий ребёнок и эгоист, а теперь им придётся ехать в такую даль. Опс, ведь не только они завтра приедут. По спине прошлись мурашки, и всё тело бросило в обильный пот. Я ещё раз оглянулся на крылатую и вспомнил, что завтра к десяти утра или чуть позже приедет она самая. А теперь сложим дважды два. Ангел плюс убранная квартира плюс моя бывшая. Угадайте, чему это будет равно? Ох, чую, что не добру. Я присел на пол рядом с пакетом с мусором, положил принадлежности для уборки, именуемые совок и метла, выдохнул и присвистнул перспективе.

Что меня может ожидать завтра с утречка? Скандал? Это в лучшем случае. Что ещё? Линчевание? А это уже вполне вероятно. «Ангелика-сан, пожалуйста, очнитесь за ночь, ибо завтра приедет демонесса-сан, и вы мне нужны будете для того, чтобы отбиваться от сил зла. Вы же представляете силы добра, ведь так?» Как минимум, я на это очень сильно надеюсь. А если не проснётся, то тогда что делать? Не открывать дверь? Без вариантов, у неё есть дубликат ключей. Зачем?! Зачем спрашивается, я ей дал ключи?! Где мои мозги тогда были? Совсем спеклись в жаре? Похоже на то. Ох, чую завтра, будут сцены покрепче всех остальных вместе взятых за всё это бесчисленное количество лет, сколько я с ней знаком. Говорил же один мой приятель, что встречаться со своей подругой детства – самая плохая идея, которая может прийти в голову. Потому что когда ваши отношения подходят к концу, вы всё равно остаётесь друзьями детства. И тут вся проблема и заключается, ибо в дальнейшем особа плохо воспринимает, что ваши отношения закончились. И я в этом полностью удостоверился.

Anyway, как говорит Кенске. Завтрашний день мне придёться встречать как самому настоящему самураю и готовым быть во все оружии. Главное оружие, естественно, будет частичный порядок в моём обиталище, чтобы никто не смог меня потакать, что я стал такой рассеянный. На данный момент эта часть плана выполняется. С другой частью плана немного труднее – моё секретное оружие с крыльями до сих пор лежит и мирно спит. И пока я тут прибирался, попутно рассуждая о всяких мирных делах, все её раны, порезы и ожоги окончательно зажили. Мне бы такую скорость регенерации. Только вот интересно: почему она до сих пор не очнулась? А то у меня, видите ли, очень много вопросов к сей особе.

Тем временем, главная комната, она же гостиная, потихоньку приводилась в то, что и вправду теперь можно назвать гостиной, а в прихожей собралось уже несколько больших мешков с различным мусором, которых не помешало бы вынести. Однако сверкнувшая молния и прокатившийся далее гром напомнили мне, что на улице до сих пор ливень. К слову, когда сверкнуло – у меня душа снова ушла в пятки, а я сам замер ожидая вожделённого грома. Не хотелось бы повторять предыдущий опыт. В любом случае мусор необходимо вынести, по этой причине я быстро натянул на себя простенький дождевик, который был прикуплен ещё пару лет назад. Бросив последний раз взгляд на девицу, я схватил первые два мешка и вышел на лестничную площадку. На улице ожидаемо лило как из ведра, и дождь не собирался утихомириваться ни на йоту. Говорят, дождь неожиданно быстро проходит так же, как и начинается. Что ж, сегодня это правило не работает, как и многие другие правила. Эта суббота – просто какой-то праздник для всякой чертовщины и любителей фантастики вместе с фентези. Только я к таковым себя не относил, при всём желании. Кенске – он да. А я – нет.

В итоге я сделал пару кругов с выносом, казалось бы, бесконечного количества мешков с мусором. По дороге я повстречал только бабульку со второго этажа, которая смотрела на меня удивлёнными и немного недоверчивыми глазами. Она уже привыкла, что я затворник без «привета и пока» в её сторону, но то, что я сейчас делал, рушило все стереотипы обо мне. Бабуль, постой, ты ещё не знаешь, что у меня дома на диване спит. Первой ведь побежишь в христианскую церковь принимать веру. Вернувшись назад домой за последним мешком, я задумался над последним своим измышлением. А как мне к ней обращаться? В смысле, какие знаки почести, какие там ритуалы выдерживать? Ангелы пришли из западной мифологии, если быть точнее, то из библейской, если я правильно всё понял. Означает ли это то, что мне срочно надо найти где-нибудь крестик и повесить его на шею? Или же в знак приветствия, когда она проснётся, перекрестится? К слову, как там крестятся? Надо будет посмотреть во всезнающем интернете. А вдруг она меня захочет убить, как неверующего? Так, я, похоже, ухожу в крайности. Ангелы, вроде, не какие-то психи и маньяки, как какие-нибудь тевтонские рыцари или какие там бывают, которые устраивали набеги, на неверующих называя всё это Священными Походами. Думаю, как-нибудь по ходу разберусь, а может, и от неё самой узнаю. Эмм, и тут снова у меня включился мозг – а мы вообще поймём друг друга? Если она библейский персонаж, хоть и вполне реальный, то явно разговаривает не на японском языке. И очень сомневаюсь, что на английском, который я знаю с горем пополам. На этом мои познания в языках заканчиваются. Что ж, будем изъясняться языками жестов, благо не в первой мне придёться уже.

Что-то наконец-то надоумив  насчёт общения, я вернулся в свою лачугу. Не успев закрыть двери, я почувствовал, как что-то меня укололо за спину. Проверил рукой – вроде ничего не было. Странно. Однако какая-та дикая слабость меня охватила, и я постарался быстро закрыть за собой дверь и проследовал в комнату. К моему удивлению на диване уже никого не было. Порыскав затуманивающими глазами, еле стоя на ногах, я увидел, как крылатая девушка рассматривает мои фигурки, которые, в свою очередь, с ней о чём-то разговаривали. Дева повернулась ко мне, подошла в упор и ласково провела ладонью правой руки по моей щеке. Отчего-то мне стало спокойно на душе. Её обворожительные глаза были небесно-голубыми, совсем как у людей. Последнее, что я услышал во всепроникающей тишине, которая меня охватила, были очень успокаивающие слова, сорвавшиеся с её губ. Они прозвучали ровным, красивым и тихим голосом, как и подобает ангелу:

– Теперь ты можешь отдохнуть.

После этого я окончательно обмяк и завалился без памяти прямо на пол в прихожей.

 

 

Осмысление by Mota

Глава 2. Осмысление.

 

Открытия людей умнейших

Мы применяем на беду,

Забыв о правиле древнейших:

Сеять любовь, а не вражду.

И век значительных открытий,

Возможно, Землю приведёт

К возникновению событий,

Которые никто не ждёт.

 

Послышался из ниоткуда всеобъемлющий плавный и мелодичный голос, красиво, с чувством и эмоциями, от того и устрашающе, зачитывающий стихами. Одновременно с этим мне казалось поначалу, что я парю в воздухе. Но это ощущение было ложным с самого начала. На самом деле меня словно телепортирует из одной точки в другую, какую бы я ни пожелал. Моего тела будто не существует, и сейчас я лишь вездесущий и невидимый наблюдатель за всем и вся, что происходит в бренном мире. Странное ощущение, которое сложно передать словами.

Вот сейчас я смотрю на толпы людей в буднее утро в центре Токио. Каждый из них спешит по своим важным делам, куда-то торопясь, не задумываясь о том, что он лишь маленькая частичка в гигантском муравейнике мегаполиса. Это мне знакомо, я тоже был частичкой этого муравейника – спешил на своё важное дело. Дело под названием учёба. Весьма важное в нашем гигантском мире, где скорость и темп жизни доведён до максимальнейших оборотов, и необходимость в тысяче и одной тонне знаний ничуть не меньше, чем в глотке более-менее сносного воздуха. Но я убежал отсюда, от этого вороха проблем. От этого дикого темпа, занудной учёбы, угрюмых лиц, шаблонов и ненавистного отца, по вине которого я лишился матери. Это всё, дающее в сумме колоссальные проблемы, мне уже надоело. Я захотел от этого всего отдохнуть. Может, навсегда.

Теперь меня унесло в моё нынешнее обиталище – Хаконэ. Маленький и ничем не примечательный городок,  который толком нигде не светился. Словом, то, что меня устраивает полностью на данный момент. Здесь отличить каждого человека легче, чем в крупном городе. Тут нет таких жёстких норм и правил. Нет того быстрого темпа, от которого я сбежал. Всех тут такое положение вещей устраивает, кроме одного человека. Она светится, выделяется. Учится и работает, ибо хочет в большой город. Полный «наоборот» мне нынешнему. У неё есть свои желания и мечты о достойной жизни – чего-то добиться, что-то сделать полезное, чтобы помнили. Это достойная цель для каждого человека.

Однако меня снова переносит в другое место, куда более мрачное. Здесь тоже есть люди, у которых свои желания и мечты. У них тоже есть свои проблемы. Но они разительно отличаются. Они хотят куда меньшего, чем моя соседка. Просто жить. Не бояться, что завтрашнего дня может и не наступить. Чтобы каждый день была миска с едой, которую не всегда увидишь своими глазами. Кров над головой, о котором многие уже позабыли. Мирной жизни, которой здесь, похоже, никогда вообще не была. Одна лишь война. Это такие прописные истины для нашего островного общества, что мы порой и не задумываемся, что что-то может быть и не так, как у нас. Что где-то люди живут совершенно по-другому и явно не лучше. А наши проблемы для них – такие пустяки, что о них никто даже и не думает. Здешние беды для меня по-настоящему кажутся вселенскими, которые невозможно как-либо разрешить. Может, мне стоит задуматься над тем, зачем стоило сбегать? Ведь эти люди надо мной бы посмеялись, узнав, как я жил и из-за чего я сбежал. Увидав их, я сам начинаю смеяться над собой: каким же глупцом был. У меня было всё. И я к этому «всё» ещё могу вернуться в любой момент. Мои проблемы на самом деле лишь маленькие недоразумения. Проблемы здесь. Там у меня их в реальности не было, я лишь их нафантазировал себе. Жаль, что раньше этого не понимал.

 

И рухнут в бездну города,

Во зле живущие тогда...

Чьё сердце словом Бога дышит,

То сердце всё прекрасно слышит.

Будто бы в ответ на размышления, различные мимолётные образы хлынули в мою неподготовленную голову. Еле успевая разобрать их и складывать в единую картину, которая не была такой радужной, как это хотелось, в груди стало щемить. К сожалению, было из-за чего. Мои родные места, где я родился и вырос, мой дом, наш город… всё это потонуло во тьме, злобе, ненависти и алчности.

Огня невидимый поток

Обрушится на зла росток,

И день тогда не будет ясным,

И солнце станет тёмно-красным.

И будет плавиться гранит,

И зло землянам причинит

Ими разрушенный озон,

И гиблой засухи сезон

Местами всё заполонит.

 

 Люди, с которыми лично я не был знаком, но ездил в общественном транспорте, умирали с голоду прямо на моих глазах. Гигантский город парализован, абсолютно вся монструозная система, поддерживающая комфорт и уют в этих массивных каменных джунглях, как по мановению пальца, вышла из строя, будто её никогда и не было.

 

Огнём и градом, камнепадом,

И поражая тело ядом,

Падёт на Землю боли зуд.

И станет всё горящим адом...

Продолжится же Божий Суд,

Границ не соблюдая века,

До исправленья человека!!!

 

 

Толпы беженцев, лишившиеся родного крова, осаждают переполненные улицы. Больницы не выдерживают наплыва людей, которым необходима первая медицинская помощь. И все как один с одинаковыми травмами: различные ожоги, которые порой на коже ничего живого не оставили; вспоротые осколками животы; некоторым вообще оторвало конечности. На это всё тяжко смотреть без комка в горле.

Зубовный скрежет, плач и стон,

Смердящих тварей легион,

Сопутствуя концу эпохи

На срок указанный придут

И сея ужаса сполохи,

Злу по заслугам воздадут.

Закончится у многих детство,

Родиться может людоедство,

И воздух будет грязно-красным,

И вдох покажется опасным...

 

В особенности когда смотришь на город с высоты птичьего полёта. Электричества нет, подачи воды нет, блюстителей порядка на улицах не хватает. Последним пришли на помощь силы самообороны, но что они могут? Что они умеют? Лишь поставить к стенке и расстрелять. А было за что: на моих глазах разворачиваются десятки ограблений, зверских убийств и изнасилований, мародёрств ещё уцелевших магазинчиков и домов обычных жителей. Банды и мафиозные группировки процветают.

Открытия людей умнейших

Мы применяем на беду,

Забыв о правиле древнейших:

Сеять любовь, а не вражду.

И век значительных открытий,

Возможно, Землю приведёт

К возникновению событий,

Которые никто не ждёт.

Исчезнет жизни красота,

Падёт на землю чернота

И станет мир темна темней

На время трёх печальных дней.

Поднимутся огни вулканов,

Волны-цунами океанов,

Станет земля трястись во чреве,

Меняя путь на жизни древе.

 

Надежды нет. Ни у кого. Хаос. Полный и абсолютный хаос. Война пришла в наш дом. Я смотрел дальше. Наблюдал, как наше, казалось бы, цивилизованное общество рушится на глазах и дичает за какие-то часы. Достаточно менее суток, чтобы откатиться на века назад. Я бы никогда об этом не подумал, даже в голову не приходило, насколько вся система хрупкая. Я смотрел дальше и от того мне становилось тошно – я хотел помочь, крикнуть людям, чтобы они опомнились. Но меня никто не слышал: я ведь вездесущ, но при этом невидим и неслышим. Это убивает больше всего – знать всё, но не мочь повлиять на что-либо.

И дрогнут вековые горы,

Не находя былой опоры.

И кровью станет моря треть,

И многим выйдет умереть.

 

В кошмарном жаре круговерти

Станет Богов молить о смерти

Тьма обезумевшего люда,

Мечась от огненного зуда.

 

А когда видишь, как твои друзья, знакомые и родные страдают в предсмертной агонии целой системы, то в горле застревает ком. Это несправедливо – всё, что творится вокруг меня и со мной самим. Мне остаётся наблюдать дальше.

 

А после дым и запах серы

Заполнят всё собой без меры...

И СНОВА будет мир убит

Лишь только Ангел вострубит...

 

 

***

 

 

Я буквально вскочил с постели весь в ледяном поту. Меня трясло и знобило, как никогда ещё раньше, да и сердце перестукивало с такой скоростью, будто готово было выпрыгнуть и ускакать аж до Пекина на Олимпийские Игры. Голова была затуманена вместе с органами чувств, и первое время я просто долго соображал, где же я сейчас нахожусь. Единственное, что я слышал, так это был мой главный орган по перекачке крови, по звуку сейчас схожий с перестуком колёс какого-нибудь железнодорожного поезда, ну и моё собственное учащённое и глубокое дыхание. В голове снова пронеслись увиденные в кошмаре образы и тот самый голос. Схватившись руками за лицо, я ощутил, как ком в горле снова нарастает, но героическими усилиями на этот раз смог его сдержать. Однако слёзы во сне были вполне реальными. Вот это и вправду было… как минимум, интересно. Я плакал крайне редко в последние несколько лет, но сейчас дико пробрало.

 Со временем мои органы чувств приходили в норму, и я незамедлительно покрутил головой в целях опознать место своего нынешнего пребывания. Ага, я в малой комнате своей лачуги, то бишь, в своей комнате. Окна были как всегда плотно прикрыты занавесками, но этого всё равно было недостаточно, чтобы остановить всепроникающие солнечные лучи, которые открывали взор даже невооружённому глазу на всеобщий бардак, творящийся в этой комнате. Удивляться было нечему – моя спальня, она и в Европе будет моей спальней. Радовало, что никаких апокалипсисов мирового масштаба не наступало, а только лишь в отдельно взятой комнате.

«Ещё раз ага, на улице уже светло», констатировал незыблемый факт я себе. Когда я попытался встать с кровати, в голове снова помутнело, и в итоге я опять уселся туда, откуда хотел поднять свою пятую точку. Ладно, тогда логически давайте подумаем.

Вчера после шопинга в ближайшем продуктовом магазине,  как снег на голову мне свалилась крылатая она самая. Я её потащил к себе домой, хотя это было глупейшим решением, связался с Айдой, который приедет сегодня после обеда, решил немного убраться, а потом… потом я заснул. Или меня усыпили. «Теперь ты можешь отдохнуть» – так было вроде, да? И что же она имела в виду?

Оборвав все мои измышления, прямо как в каком-нибудь дешевеньком фильме, донесся характерный звук шипенья, будто кто-то закинул кусок аппетитного мяса на раскалённую сковородку. К примеру, говяжий стейк. Естественно, эти звуки доносились из кухни. Естественно, моя комната не соединялась напрямую с кухней, а только через гостиный зал. Интересно, мне радоваться или бояться, смеяться или плакать? Ну, вы тоже поняли, о чём я, да? И назло мне из кухни прилетел отменный запах жареного мяса. Я попал в точку в одном, но ошибся в другом – мясо было куриное, но это не смертельно. В любом случае надо будет проверить. В любом случае надо с ней поговорить и хотя бы узнать её имя. Это для начала. Потом попытаться расспросить, что да как, откуда она прибыла и по какой причине. Моё любопытство сейчас зашкаливало и на счётчике уверенно выбивало пятнадцать пунктов заинтересованности из десяти возможных.

Найдя в себе потайные силы встать, я встал. Просто и гениально. Извините за каламбур. Перебираясь медленными и тихими шажками, я выбрался в гостиный зал, заодно бросив взгляд на часы, которые уверенно выбивали 11:37. Уже почти полдень, и Кенске вместе с Тодзи приедут примерно через два-три с половиной часа. «Надо будет подготовиться», – мелькнула вполне здравая мысль. Осматривая большую комнату, я сам себя же и похвалил за проделанный вчера субботник. При солнечном освещении непонятная берлога превратилась в более-менее сносное жилище. Ну да, сам себя не похвалишь, так никто не похвалит. Но сейчас не это важное, а то, что приятный аромат из кухни всё обрастает различными аппетитными запахами. Одним мясом готовка определённо не ограничилась.

Напряжение нарастало. Чем ближе я подходил к кухне, тем больше ко мне в голову лезли всякие мысли о том, как самая настоящая ангелика стоит сейчас за плитой и готовит завтрак. И это ведь не выдумка, это ведь и вправду так! Я не мог себя пересилить и сразу ворваться на кухню, удостоив пиршества мои глаза – ноги были ватными, и меня прямо трясло от возможных радужных перспектив совместного проживания с удивительной особью женского пола. Накручивая себя ожиданиями, я уже подошёл вплотную к своему месту назначения. Осталось лишь заглянуть и совсем умереть на месте от увиденной моэ-картины.

Всё, три-четыре. Зайдя таки на кухню, я опешил. Теперь уж я точно не знал, смеяться или плакать. Хотелось и то и другое одномоментно. За плитой стояла и чинно-мирно готовила не совсем та девушка, о которой я уже нафантазировал всякого. Даже не скрою – целые надежды построил, как в какой-нибудь манге. Например Ah, my Goddes. Чёрт.

Готовку проводила тоже девушка. В красно-чёрной тунике, поверх которой был фартук. Босые ножки – куда уж без них. И да, у неё были не пепельно-голубое каре. А вполне длинные…

– О, Синдзи-тян, ты уже встал? – промурлыкало оно, перебив все мои мысли. Ненавижу.

– Угу, – я отвернул разочарованный покер-фейс. – И не называй меня так.

– Я такой длинный путь проделала, рано встала, завтрак тебе готовлю, – начала она перечислять со щенячьими глазками, догнав меня и мило держа в руках лопаточку. – А ты даже не рад меня видеть?

– Ты немного не вовремя, а так я все-егда рад тебя видеть, – мой сарказм сегодня такой сарказм.

– Ну и ладно, а то я тут надрываюсь, готовя твоё любимой блюдо, а ему что-то не нравится ещё! Хоть спасибо бы сказал…

– Больше вам спасибо, что иногда заботитесь о лодыре, – съязвил я и сменил тему, – Ты когда сегодня приходила, ничего не заметила?

– Только лишь убранную гостевую, кухню… – начала она перечислять с наигранным задумчивым видом, но я успел её прервать.

– Или кого-нибудь? – это сказано мною было зря, тут она оживилась.

– А ты на что намекаешь, козлина? – прищурившись, стала тыкать меня лопаткой в грудь, – Что? Водишь сюда всяких малолетних девок и развлекаешься, да? Да, я одну пинком под зад вышибла, когда пришла. Ну что, доволен ответом?!

Значит, она никого не видела и не слышала. Пришла, когда я уже дрых в полном одиночестве. А это означает, что моя ангелика куда-то ушла. Или улетела, что не суть важно. Пока моя новоявленная гостья на меня что-то там орала, активно жестикулируя с переменными безобидными ударами по моему плечу, я стал активно размышлять. Куда же крылатая могла уйти? И почему она так резко сбежала без «привета и пока»? Может, опасность всё ещё присутствует и чтобы меня, как непричастного человека, не втягивать во все перипетии ангельских разборок? Честно говоря, я бы не прочь в них немного поучаствовать.

Вернули меня в бренный мир щёлканья пальцев перед глазами:

– Ты меня вообще слышишь, а? Ты вообще что вчера делал, что значит эта твоя уборка? – она развела руки, охватывая всю гостиную. – Или это не ты убирался?

И тут меня осенила идея. Точно, вчера я пересекался со своей соседкой этажом ниже. Она, может, что-то приметила вчерашней ночью. Я незамедлительно сорвался к лестничному пролёту, не обращая, что там кричит и куда меня посылает фурия. Она подождёт, никуда не денется. По идее, у Кирисимы сегодня должен быть выходной на учёбе, а на работу в воскресение она выходит лишь после трёх часов дня. К слову, она работает официанткой в местной кафешке. Жаль, что она не в мейд-кафе работает, я бы посмотрел на Ману в костюме горничной!

Так, к чёрту опять эти мысли, у меня сейчас совершенна другая цель на повестке дня. Дойдя до квартиры 302, я встал как вкопанный, вспомнив, что я ещё никогда к ней не заходил по какому-либо вопросу. Отбросив все сомнения, я постучался. Двери в нашем доме были оборудованы глазками, так что ожидаемого вопроса «кто там?» не последует, и эту занудную часть можно сразу опустить.

Дверь распахнулась, и в проеме показалась хозяйка квартиры в обычной домашней спортивной одежде. Даже немного непривычно её видеть такой:

– Доброе утро, семпай, – вежливо поклонилась она, а на лице появилась некоторая радость. Но эта приятная сцена длилась недолго, ибо Мана, заприметив приближающуюся фигуру, в срочном порядке ещё раз поклонилась. – Ай, д-добрый день Ренгри-сан.

– И тебе того-же, – облокотившись об перила, выпалила недовольная бестия всё в том же фартуке и с совочком в руках, – Семпай? Так это значит, она у тебя прибиралась?

Не обращая внимания на пристально за мной следящие за спиной голубые глаза кое-кого, я обратился к милой студентке колледжа:

– Извиняюсь Кирисима-тян, что так врываюсь, но ты не видела вчера ничего необычного? – почему-то выпалил «-тян», наверное чтобы позлить бестию, – Мне это очень важно, пожалуйста.

– В-вчера? – оглядываюсь на рыжую девушку, Мана было начала.

– Так она ещё и глухая?

– Заткнись, Аска, сделай одолжение.

Та лишь щёлкнула пальцем в ответ.

– Н-нет, сэмп… ой, Икари-сан. Ничего не видела, – она замотала головой, давая понять, что совсем-совсем ничего не видела, – А ч-что случилось?

– Помнишь вчера, мы столкнулись у лифта, когда выходил гулять? Так вот, на этой самой прогулке рядом с нашим домом со мной кое-что произошло. Может, ты из этого что-нибудь видела? – уже с некоторой надеждой пытался выудить ответ, который меня бы устроил. Но реальность несколько иная штука, не подвластная мне.

– Мммм…. – промычало где-то сзади оно.

– Икари-сан, вы точно уверены, что мы вчера пересекались?

В этот момент у меня перед глазами всё померкло. Что значит «уверен»? Чёрт возьми, я точно знаю, что мы вчера виделись, и ты мне ещё предлагала пройтись со мной. Именно из-за этого моё настроение взлетело до небес и хорошо, что мне пришлось отказаться, иначе… стоп.

– Что значит – «уверен»? – переспросил я, холодея.

– Я вас вчера не видела ни разу, Икари-сан. Может быть, вы меня с кем-то перепутали? – на её лице было искреннее удивление.

Погоди-погоди, это что же получается? Мне что, с самого начала всё привиделось? Начиная с того самого момента, как я спустился из дома и кончая сегодняшним утром? И, значит, не было никакого ангела? Нет-нет-нет, я в это отказываюсь верить. Мне, конечно, порой всякое видится, но это в основном всякие мелочи – уж такие «приходы» я никогда не ловил. Быть того не может! Да и кто же всё-таки убрался у меня в квартире? И главное – зачем?

– Мана-тян, – впервые я её называю по имени, и по хрупким глазам милой девушки было заметно, как она обрадовалась, – Я не мог тебя с кем-то перепутать.

Повисло молчание. Мана стала перебирать что-то у себя в голове, очевидно пытаясь вспомнить нашу вчерашнюю якобы встречу. Я, впрочем, тоже задумался о том, как вообще могло такое произойти. Со вчерашнего дня чертовщина никак не успокоится. Третий же человек, он же свидетель развернувшейся драмы, явно скучал и выдал в итоге такое, что хоть стой, хоть падай на месте:

– Забей на неё, Синдзи, она тебе не даст, – сказано это было с просто вселенским равнодушием. – Как минимум, сегодня точно.

Я не выдержал и почти сразу на неё заорал, краем глазом обратив внимания, как Мана вмиг покраснела, как свеженький помидор с грядки.

– Да что ты себе позволяешь, бестия! Тебе вообще не стыдно такое говорить прилюдно, да и ещё перед стеснительной девушкой?!

В этот момент послышался сильный хлопок дверью. Ожидаемо, что Кирисима, застеснявшись, поступит именно таким образом. Где-то внутри квартиры послышались всхлипы, и у меня было желание хоть как-нибудь её успокоить. Не подумав головой, снова начал стучать в дверь, зовя соседку. Достучался до такой степени, что уже соседи стали выходить из своих обиталищ, дабы посмотреть на разыгравшуюся драму. Взгляды у них были, скажем, неодобрительные.

– Видишь? Что я говорила?

Я не хотел ей отвечать. Просто пошёл домой, а она словно хвостик поплелась за мной  модельной походкой и подпевая «pushing me away». К чему это? Что, кстати, примечательно: она даже не удосужилась обуться, так и выбежала босыми ногами. Похоже, у неё сегодня конкретный сдвиг по фазе. Когда я заходил в свою коморку, то еле сдержался, чтобы не закрыть за собой дверь, оставив её у порога. Но заметив её лёгенькие сапожки, одумался: она любит подавать на всех и вся в суд, так что не упустит и на сей раз момента, что я её выставил босой на улицу, и по этой причине она простудилась. А может, с самого начала так продумала… эх лиса, такая лиса.

Не успела Аска вбежать за мной, как сразу понеслась на кухню, растопырив руки, изображая милую девочку:

– Ай-ай, щас же подгорит!

Но я прекрасно знал, что это всего лишь игра. Не больше и не меньше, ибо в действительности она совершенна другая и в том же спринте даст фору почти всем парням Японии. Ей на Олимпиаде надо участвовать, а не в забегах с препятствиями по моей квартире. Хотя бы золото получит, а не подгоревшее куриное филе в качестве подарка. Но надо отдать должное: Ленгли отлично готовит, пальчики оближешь. И ведь не только японские блюда, как подавляющее большинство японских девчонок, но и европейская кухня ей не чужда. Впрочем, все вышеперечисленные качества, считаю, вполне естественны, если ты растёшь в семье американского офицера.

Но не обманывайтесь, парни. Аска – это сущая фурия, неудержимая и бесконтрольная. Как друг она незаменима, это бесспорно. Но никогда, повторяю, никогда не встречайтесь с ней или с подобными ей, не совершайте ошибку, как я.

– Ухх, еле успела, – послышался голос из кухни. – Осталось совсем немножко, мой сладенький.

От последнего её слова меня аж перекосило. Формально мы уже не встречаемся, и об этом я её уже предупредил, когда переехал сюда. То есть, фактически, я её бросил. Всё, La commedia è finita. Но, похоже, эти слова у неё как влетели в одно ухо, так и вылетели из другого, со всеми соответствующими последствиями, как для меня, так и для окружающих. В основном – девушек. А с учётом её язвительно языка найти вторую пару мне будет крайне сложно, я даже как-то смирился с тем фактом, что это почти невозможно.

Но довольно об этом. Первое с чем надо разобраться – это найти ангелику. Я точно уверен, что пропажа памяти о вчерашнем дне у Маны – это её рук дело. Зачем? Одному… Богу известно. По телу у меня пробежали мурашки, и в голове всплыл стих, который зачитывал милый голос в моём сне. Женский голос. «Лишь только Ангел вострубит», верно? В голове у меня начал складываться паззл из причинно-следственных связей, из-за которого я встал как вкопанный посреди комнаты. Челюсть у меня медленно съезжала вниз, и мне показалось, что ещё чуть-чуть, и я её вовсе потеряю. В бренный мир меня вернула рыжеволосая девушка вполне логичным вопросом:

– Синдзи, ты сегодня какой-то сам не свой, – «неужели у неё чувствуются нотки беспокойства? Наверное, сейчас снег пойдёт». – С тобой всё хорошо?

– Вполне, – каким-то отрешённым голосом я ей ответил, – Душ приму, и всё будет ok.

Направившись в ванную, где-то добыв свободное, то есть чистое, полотенце я был упрямо остановлен прямо на входе в вожделённую кабинку. Источник решил немного обворожительно попеть, положив свои руки мне на плечи и прижавшись вплотную:

This is the last time, – её сладкие губы всё ближе, а моё сердце заколотилось в ожидании того, чего у меня не было ни много, ни мало уже полгода, – Ill take the blame for the sake of being with you.

И всё-таки, как бы я её ни поносил всякими плохими словами, она очень дорогой мне человек. Я не могу взять и прогнать её, а тем более забыть. Однако, прости, Аска. Не здесь и не сейчас, может, когда-нибудь потом. Да, я тоже соскучился по твоим поцелуям, очень. Правда. Но…

– Я хочу принять душ, рыжая бестия, – вытолкнув её из ванной с равнодушным голосом и закрыл за собой дверь на замок.

По двери с криком «Bastard!!» что-то ударило так, что её чуть не выбило. Могу предположить, что это была нога. Интересно, какое у неё сейчас настроение? Такое же поганое, как и у меня, после того, как она жестоко поступила с Кирисимой? Надеюсь, что да. Ибо кличку «рыжая бестия» она люто ненавидит. Судя по её словесному поносу из кучи английских слов и различных фраз – я её задел. День прошёл не зря.

 

***

 

Душ.  Впервые за очень долгое время. Не менее, наверное, недели. Сегодня надо отмыться до блеска без какой-либо пощады к мылу и шампуню. И, разумеется,  не только потому, что сейчас на кухне сидит соблазнительная рыженькая особь женского пола, которая своими внешними данными может покорить не один конкурс красоты. В меру спортивное телосложение не оставит равнодушным ни  одного парня – о такой девчонке мечтают все. А она сейчас у меня на кухне, готовит полюбившейся мне салат цезарь с курицей. Помню даже, что она его впервые приготовила около года назад. Тогда необходимо было что-то сварганить быстро и из имеющихся продуктов, которые не блистали ни количеством, ни ассортиментом. Вот она из этих скудных запасов приготовила «что-то», что мне пришлось весьма по вкусу, хотя с самого начала относился к этой идее как-то скептически. Всё-таки в гостях должны были значиться никто иные, как её родители, решившие внезапно навести своё чадо. Помянутое чадо незадолго до того не менее внезапно переселилось ко мне домой. Я обитал с родителями, которые на тот момент отсутствовали. Отец, как всегда, пропадал на работе и я его в целом редко видел. Мать у меня преподавала в местной средней школе с утра до вечера, ответственно занимаясь со своим классом в тот день. Это она смогла себе позволить, когда мы с Аской и ребятами наконец-то окончили старшую школу и стали более самостоятельными, поступив кто куда. Кенске ожидаемо пошёл учиться на режиссёра (тут без комментариев). Тодзи, в свою очередь, сначала хотел стать баскетболистом и даже делал заметные успехи, но серьёзная травма ноги перед выпуском расстроила все планы. В итоге, как и моя мать, тоже решил связать свою жизнь с преподавательской деятельностью. Учитель по физкультуре – звучит как-то странно, но это его решение. Хотя мне, и не только мне – давайте начистоту – кажется, что это решение было весьма корыстным. Все мы прекрасно помним, какое у него было блаженное лицо, когда он объявил, что будет учить старшеклассниц этой самой физкультуре. С учётом того, как он любит засматриваться на девчонок и вообще является ещё тем бабником, вполне логично предположить, что у него далеко не самые чистые мысли по поводу своей профессии. Наверное, аниме GTO пересмотрел. Что же насчёт Хикари, то она решила построить блестящую карьеру в какой-нибудь мега-корпорации, и в целях достижения своих немаленьких планов ушла учиться в крупный токийский университет на финансового менеджера. Могу сказать, что она далеко пойдёт, с учётом её-то характера и её умением работать с коллективом. Несколько лет в качестве старосты в довольно буйном классе, думаю, что-то да значат. А вот Аска... С ней и так всё понятно. Примерно в пятнадцать лет она уже умудрилась попасть на обложку глянцевого журнала. Чуть позже – в одно из крупнейших изданий Японии. Дальнейшая её карьера была предопределена уже тогда. Тогда же у неё появилась куча фанатов. Сначала это ей очень нравилось, и Аска, зазнавшись, даже в некотором роде отдалилась от нашей компашки, но примерно через года два, вернулась. Она наступила несколько раз на грабли и перестала быть завсегдатая всяких клубов, вечеринок и прочего. Она старается не рассказывать, что же с ней случилось, и мы не лезем в чужую жизнь с глупыми расспросами. Возможно, Аска удостоверилась, что всё это просто мишура и никому не интересно, какая она есть на самом деле. О чем мы её и предупреждали в своё время. А потом как-то так получилось, что мы с ней стали встречаться. Случилось это уже после выпуска. Не сказать, что мы не питали друг к другу каких-то симпатий, но по-настоящему всё закружилось после моего восемнадцатилетия. Я уже даже не помню, с чего всё началось. Наверное, это было логическое продолжение нашей близкой дружбы.

Потом случилось то, что случилось, и я оказался здесь. За стенкой сидит и дуется та, чувства к которой у меня всё ещё не охладели. Этажом ниже – другая, чувства к которой, похоже, только разгораются. И ещё одна, – пропавшая без вести, к которой у меня отношение пока не определилось. Если с первой и второй всё предельно ясно, то вот с последней пока ещё не очень. Точнее, вообще ничего. Необходимо досконально провести «расследование» от начала до конца.

С этими мыслями я вышел из душа, заодно и побрившийся, кое-как вытертый, одетый в более-менее чистые шорты и футболку. Не успел я толком покинуть ванную, как меня взяла в оборот некая женская особь, и, чуть не накинувшись с кулаками, начала меня склонять за всё хорошее:

– Как ты можешь так поступать со мной? Я для тебя что, пустое место? Я стараюсь, верчусь, как белка в колесе, готовя и убирая в твоём свинарнике! – начала она свою тираду, руками обводя мою квартиру, где на удивление всё стало намного чище. – Приезжаю к тебе каждую неделю, срывая важные встречи! В ущерб репутации, между прочим! Каждый раз приходится как-то изворачиваться, чтобы долбанные сталкеры за мной не проследили, иначе и тебя будут доставать. Всё это на протяжении уже почти полугода. И всё это ради тебя, Синдзи!

Мне нечего было ответить, и я стоял с опущенными щенячьими глазами. Она всецело права. Каждую неделю в течение всего этого времени она ко мне приезжает, готовит, убирает, привозит полезные вещи для дома, вытаскивает на свет божий. Иногда, конечно, у неё не получается приехать, но за сутки в любом случае позвонит и предупредит, хотя мне всегда было это фиолетово. И что, кстати, немаловажно: она нашла в себе силы так ни разу и не проболтаться нашим друзьям или кому-нибудь ещё. Воистину, волевая девушка.

Я не нашёл ничего умнее, кроме как ответить в своём старом добром стиле, как всегда отвечал в детстве:

– Извини, Аска.

– Опять ты извиняешься, ты всегда любишь так поступать, будто это решит всё. А есть что сказать более конкретно, а? А то ты сегодня какой-то весь возбуждённый.

– Я встал не с той ноги, это во-первых, – стал я оправдываться, как можно обтекаемо по поводу первого.

– А что второе? – прищурилась девушка.

– А во-вторых, то, что я вчера позвонил Кенске, и они должны подъехать примерно после обеда.

От этой новости, определённо неожиданной, у неё глаза округлились, словно монетки.

– Что? – таково было первое ее слово после лёгкого ступора.

– То, что Кенске и Тодзи…

– Да я поняла, что же ты раньше не предупредил, остолоп!? – перебила она меня и хорошенько дала подзатыльника, – Сейчас уже двадцать минут первого, а нам их нечем встречать. Как ты мог так меня подставить?

Девушка быстро метнулась на кухню, но потом снова вернулась, забрав пакет со съестными припасами, которые я вчера принес, и утащила куда-то к себе, буркнув «вроде сойдёт». Больше злости, Аска, тебе это идёт. Пожав плечами, я двинулся к своему тронному залу, то есть, к компьютеру. Пока я дожидался включения, откуда-то из другой комнаты, где происходила активная готовка еды, донеслись женские возгласы, проклинающие меня любимого.

– Ещё раз извини, Аска, – без тени иронии я вновь попросил прощения.

– Да чтоб ты провалился со своими извинениями! – послышался недовольный ответ.

Я лишь улыбнулся, открывая интернет-браузер. Быстренько пробежался в сети по различным городским форумам и чатам, где обсуждаются все последние события не очень большого населённого пункта. Люди мусолили различные новости, которые меня абсолютно не интересовали: начиная с того, что у кого-то пропала кошка, кончая призраками в магазинчике с сувенирами. Ну и, конечно же, сплетни, куда уж без них. Даже в теме слухов ничего интересного для меня не было. Что ж, может, многие боятся высказаться по поводу вчерашней ангельской битвы, развернувшиеся подле моего дома? До сих пор лежат в кроватях с наброшенным одеялом и вылезти не могут? Или ждут, пока кто-нибудь первым откомментится об этом случае? Вполне вариант ведь, ибо такую потасовку на улице могли заметить все желающие, живущие рядом. В особенности жильцы того дома, в котором проделали нехилую такую пробоину. Кстати, надо не забыть её осмотреть и как можно быстрее.

–Всё терзает вопрос, – начала Аска, которая вышла из кухни вместе с ножом (устрашающее зрелище, надо сказать). – С чего это ты их пригласил, нарушив всю свою конспирацию?

– Мне что-то стало скучно, – набирая текст о том, не видел ли кто что-то странное у такого-то адреса сегодня ночью, – Вот захотел увидеть нашу старую гвардию.

– Ммм, тогда чего сам не поехал в Токио? – задала она вполне резонный вопрос, присматриваясь, что же я там пишу в этих интернетах, но я успел сменить вкладку и повернуться к ней.

– Как-то об этом не подумал, да и Кенске был рад такой поездке – ты же знаешь его: дай только волю, то он хоть на край света с видеокамерой ринется.

– И ты просто решил повидаться со старыми друзьями, – активно размахивая ножом («эй, эй!»), заключила она, – Так чего ты мне не рад? Я тебя чем-то не устраиваю?

– Я тебя вижу каждую неделю, а с ними давно не встречались, – слегка съязвил я и указал пальцем на нож, чтобы она им больше не размахивала прямо у моего носа. – Да и потом, может, я хочу вернуться к нормальной жизни?

– Да ну? Что-то мне не верится, Икари Синдзи, – сказала она, садясь на стол возле клавиатуры. – А ну посмотри мне в глаза! Не врёшь мне в очередной раз, а?

– Я же сказал: «может».

– Это значит, что не хочешь себя тешить жалкими иллюзиями?

– С иллюзиями я покончил, – буркнул я себе под нос, изучая недоумевающее нахальное лицо. – Но не скрою, желание вернуться в Токио у меня появилось. Видишь ли, у меня депрессия, похоже, прошла.

– Аллилуйя! – вскрикнула Ленгли, вскочив со стола, – Мне уже можно радоваться?

Я лишь пожал плечами. Девчонка махнула свободной рукой в мою сторону и ретировалась на кухню, подпевая, вроде, Edge of the Earth. Теперь можно с чистой совестью допечатать свой пост на сайте городских легенд. Надо в как можно более общих чертах всё обрисовать, чтобы не было лишних и глупых вопросов. У меня ведь нет желания рассказывать, будто я видел ангела, да? На секунду я задумался – реально, а не привиделось ли мне всё это? Ведь сходить в магазин я и вправду мог сам, а на лестничной площадке с Маной и вовсе не пересечься. Потом неведомым мне образом решил прибраться. Хотя и вовсе не неведомым, если призадуматься, ибо по какой-то причине я позвонил Кенске. А до этого отцу. И всё это должно было остаться в журнале вызовов моего телефона. Так, где я его оставил? Вроде в других джинсах, к которым незамедлительно рванул и достал вожделённый мобильник. Просматривая журнал вызовов, я почему-то не был сильно удивлён – из вчерашних звонков с моей стороны был только один. Звонил я Айде. До этого никаких звонков в течение дня, в том числе и отцу. Что же это могло значить? Как же я раньше не догадался проверить телефон? Неужели мне рассудок опять затуманила жажда приключений? Стоп-стоп-стоп. Журнал вызова можно и подчистить в крайнем случае, так что всё это ничего не значит. Но почему только звонок отцу, а не вместе с другим в придачу? Это ещё один вопрос в копилку к вчерашним событиям. Точно ответить на него сможет та самая стена у соседнего дома, ибо возможность залатать её за одну ночь – это уж увольте. Хотя, если призадуматься...

– Синдзи, я сбегаю за продуктами, а то у тебя их совсем уж с гулькин нос, – сообщила фурия, натягивая свои сапожки. – И не вздумай приближаться к кухне ближе, чем на пару метров, а то загрызу!

Чёрт, а я даже не услышал, когда она успела оказаться в прихожей – вот же молниеносная и тихая чертовка!

– Ээээ, – только и успел протянуть я, провожая её взглядом. – Удачи.

Я посмотрел на часы: без пятнадцати час. Пробежка по магазинам может занять у Аски минут двадцать-тридцать. Хотя с учётом того, что она сейчас в активном процессе готовки, речь пойдет, скорее, о куда меньшем времени. Ладно, гадать не буду, самому тоже необходимо спуститься, благо это всего несколько минут. Я почему-то боялся, что Ленгли вернётся, а меня тут уже не будет. Снова станет строить свои догадки мол, я где-то пристаю к другим девушкам и начнёт трясти мои бедные уши, которые она успела оттянуть за всё это время на несколько сантиметров. Ну не Тодзи я, чтобы бегать за каждой девчонкой! Надоела уже ревновать к каждой юбке.

Так, ладно, хватит размышлений – вперёд, к железобетонному факту, который поставит точку в этой маленькой и совершенно безумной истории. Натянув мои привычные сандалии, я вышел на «почтисвежийвоздух». Брр, как же тут печёт. Я думал, на улице будет хоть немного свежей, чем дома, а тут ко дню уж совсем страшно напекло. Может, взять зонт? Нет, прохожие тогда подумают, что я совсем уж спятил. А может, и нет, увидев меня чистым и побритым. Я даже ухмыльнулся и погладил свой гладко выбритый подбородок – замечательные ощущения, особенно после двухнедельной щетины, могу вам сказать. Ну что, выдвигаемся вперёд и только вперёд.

Спустившись на лифте и выйдя на тротуар, первое, что я встретил – это звон бесчисленных цикад. Вот уж кому живётся припеваючи в этот знойный день. Нужно было захватить с собой бутылку с холодной водой, иначе можно совсем запариться. И как только Аска может расхаживать вся из себя такая ряженая по этой жарище? Ладно, это всё хорошо, но сейчас мой интерес лежит не в выяснении температурных режимов Сорью Аски Ленгли-Цепеллин или как у неё полностью официальное имя зачитывается? Ах, ну да – это же ещё смотря по какому из двух паспортов всё это безобразие произносить. Сам чёрт ногу сломит в мешанине американской, шотландской, немецкой и японской кровей. И ещё фиг знает каких.

Пока я размышлял о совершенно не нужных вещах, уже успел подойти до места вчерашнего боя. В первую очередь хочу вывалить себе позор на голову, ибо так и не решился спросить у ближайших прохожих о сегодняшней ночи. И всё-таки хоть я и вырос, а трусом так и остался. Или, может, стал более нелюдимым из-за прошедших почти семи месяцев почти что взаперти. Надеюсь, что последнее, ибо я очень радовался, что смог побороть свою излишнюю мягкотелость и нерешительность, присущие мне в юности.

Итак, в любом случае, вот она – стена. Та самая стена, которую я уже не забуду. Стена здания, которое является почти клоном нашего дома, ну или зеркальным отражением, как хотите. Но экстерьер нас сейчас не интересует, а лишь состояние конкретного этого участка здания. А он был полностью цел. Ни царапинки, будто ничего не было. Таким он всегда был здесь: и когда я сюда впервые приехал, и через несколько месяцев, когда я ходил в продуктовый магазинчик Такаши, и до вчерашней ночи. Невозможно залатать такую дырень буквально за несколько часов, я отказываюсь в это верить. Мозг занялся полным переформатированием, и на роль главной теории о вчерашних событиях вышла простая версия: я просто переутомился, и мне почти всё показалось. То есть, все увиденное является плодом моего воображения, ибо спёкшемуся сознанию стало уж совсем скучно.

Изначальная версия потерпела полный и опустошительный крах, ибо не выдерживает никакой критики. Ангелы? Да какие ангелы, о чём я? О чём я мог только думать? Просто задумайся с логической точки зрения, Синдзи. Наш мир крайне суров и весьма последователен. Тут нет места какому-либо фэнтези или мистическим силам. Многотысячелетняя история человечества мне в помощь, чтобы окончательно в этом убедиться. А ещё не нужно было спать на уроках прикладных наук, дабы понять всю ущербность теории о существовании неких сверхсил или же магии. Вырисовывается весьма циничная и не совсем радужная для меня перспектива: я словил неимоверный глюк, причём весьма реалистичный глюк. Клянусь, со мной такого раньше никогда не бывало. В смысле, виделось всякое странное за последние пару месяцев, но это всё в основном было по мелочам. А вчера, похоже, был апофеоз моего затворничества. Я даже теперь боюсь представить, во что это дальше может вылиться и в какую опасность для окружающих, если я снова словлю нечто подобное. И тем более, не хочу этим делиться со своими друзьями и с кем-либо вообще, иначе начнут думать, что я стал шизофреником. Похоже, мне надо будет побыть в городе в гордом одиночестве ещё некоторое время, найти психолога и начать процедуры излечивания от мании. Ну, может, начать плотнее общаться с Маной? Ммм… хорошая перспектива вырисовывается ведь, хоть одна фурия и будет против. Но, чёрт возьми, я мужик или как? Пора уже ей недвусмысленно сказать, что мы теперь только друзья, причём вот уже полгода как. С другой стороны, после такого разговора по душам я могу остаться с множественными переломами различной степени тяжести. Это как потом запишут доктора в моей медицинской карте.

Я даже не обратил внимания, как мои ноги меня автоматом дотащили до моего места обиталища, минуя всех своих соседей. Я снова так и не смог набраться смелости и расспросить их о вчерашних событиях. Но, видимо, в этом уже нет надобности, ибо все точки над i я для себя уже поставил. Вставив ключ в дверь, я обратил внимания, что она не заперта. Кхм, я же закрывал дверь? Не может быть, что и это мне привиделось. Хотя, если логически порассуждать, то это, видимо, просто Аска быстро вернулась из магазина. Без комментариев – настоящий метеор, когда это необходимо. Зайдя к себе домой, я был немного ошеломлён.

В гостиной о чём-то разговаривали мои самые верные друзья. Один шатался туда-сюда, разглядывая и записывая на видео различные фигурки, журналы, постеры и прочее, а второй просто сидел на спинке дивана. Думаю, вы уже догадались, кто они, верно? Не успел я проронить и слова, как тот, который сидел на диване, воскликнул, едва заметив меня:

– Синдзи! Вот ты где пропадал, ублюдок!

– Да ладно тебе, Тодзи, – вмешался второй и слегка поклонился мне. – Извиняемся за беспокойство, Синдзи. Давно не виделись. Мы чуточку раньше приехали, если ты не против.

Он не сдержался от всей этой официальности и с криками «Ааа!» набросился меня обнимать.

– Кенске, не перебивай! – встав, вторил ему первый.

– И я вас рад видеть, – осторожно ответил я, пока верзила подходил  все ближе. – Аску вы не встречали?

– Она сейчас на кухне, – большим пальцем через плечо указал Кенске. Я отражался в его излюбленных очках – больших и круглых. – Она готовит там и никого не пускает. А ты сам как? Давай рассказывай.

Я лишь ухмыльнулся, ибо это было в её стиле. Тодзи же решил, похоже, со мной поговорить по-мужски, так не позволив ответить Айде.

– Слышь, Син, какого хера ты свалил из Токио и даж ни привета, ни пока не оставил, а? – это был его стильный кансайский. Сейчас слеза умиления навернётся, как же мне его не хватало на протяжении всего этого времени.

– Я тоже по тебе соскучился, Тодзи, – добродушно улыбнулся я.

– Не-не-не, погодь, не отмажешься и не отвертишься! Ты чётко ответь на вопрос. Ты едешь обратно в Токио? – тыкая пальцем мне в грудь, он стал меня сверлить своим фирменным взглядом, из-за которого многие разбегаются в страхе. Мне вроде как бояться было нечего.

– Не буду врать, на самом деле я пока точно не знаю, – начал оправдываться я, ведь не говорить же в лоб, что никуда не собираюсь, – Может и стоит…

В голове моментально помутнело, а ноги подкосились. В челюсти заныло, будто в неё прилетала кувалда. В общем-то, я не особо ошибся. Мне только что с левой врезал Тодзи – настоящий железобетонный кулак – и первая мысль была: «что за фигня?». Не успел я опомниться, как он меня схватил правой и швырнул в комнату об ближайшую тумбочку, с которой я всё повалил.

– Ух ты, это надо заснять, – выкрикнул Айда доставая свою видеокамеру.

Кенске, я тебя ненавижу. Понял? Ненавижу! Из кухни выскочила Аска с характерным «ой» и глазами, вопрошающими «что здесь произошло?». Судзухара в свою очередь останавливаться не желал.

– Я ещё раз тя спрашиваю, Син: ты свалишь из этого клоповника или нет? – приближаясь ко мне с угрожающим видом, он повторил свой вопрос.

– Тодзи, ты в своём уме? – это единственное, что я смог вымолвить. И очень зря.

– Ответ неверный! – схватил он меня за футболку левой рукой.

Далее последовал смачный удар с правой прямо мне в живот, а потом в спину локтём. Ах, чёрт, как же больно! Никогда бы не подумал, что у этой детины удар поставлен настолько хорошо. Меня практически съежило, и я не мог нормально пошевелиться, а в голове творилась настоящая каша. На фоне Аска и Кенске что-то кричат, но я не могу уже разобрать, к сожалению. Чёрт, Аска, ну ведь ты-то можешь вмешаться в это безобразие, уж в этом я точно уверен! Но не тут-то было. Снова мой друг меня хватает обеими руками за футболку и одним броском направляет прямо в компьютерный стол. О нет, мой верный друг рассыпался при встрече со мной. Влетел я крайне неудачно – головой в монитор, который был жидкокристаллическим вообще-то. Думаю, не стоит описывать, что с ним в итоге стало. Обвалив стол и скинув с него всё, что возможно было скинуть, я попытался встать, но ноги меня подводили. Стараясь поймать равновесие на четвереньках, я обратил внимание через помутнённое сознание, как Тодзи спешит мне дать очередную порцию отрезвительных уроков. Издалека до меня доносится пронзительный женский крик, принадлежащий фурии:

– Давай Син-тян, вмажь ему хорошенько!

«Ну, спасибо, теперь всё с тобой понятно». Но отчего-то меня эти слова только подстегнули. Одним рывком вперёд я впечатался головой в грудь Судзухары и потащил до ближайшей стены. После смачного удара, от которого аж вся стена ахнула, я принялся бить в живот что есть сил, а он в свою очередь меткими и чёткими пасами отправлял удары по моим почкам. Все-таки силы были неравны, и я быстро выдохся от таких обменов любезностями. Бывший баскетболист уверенным приёмом выскальзывает из моей дилетантской хватки, и через секунду моя челюсть снова встречает кулак, только на этот раз правый. От такого удара меня отшатнуло в сторону, но я удержался-таки на ногах. Чуть было не клюнув носом пол, быстро хватаю первое, что попадается в руки – довольно крупную статуэтку Хинанай, что весьма символично – и незамедлительно швыряю ее в сторону Тодзи. Тот метко отбросил неприятность одним взмахом, но зато пропустил вторую неприятность в виде моего кулака, взмах которого со стороны показался, наверное, ну уж совсем идиотским недоразумением. По барабану техника боя – и так и так, я ею не обладаю, – так что дерусь, как могу. Что самое примечательное, я всё-таки попал куда-то в область левого глаза. Но его это только раззадорило:

– Вот это я понимаю, Син, давай, ты можешь!

Да он издевается! Не успел я опомнится, как в меня уже летел прямой правый, но я его блокирую обеими руками, а вот левый по моим бедным рёбрам таки прошел, да ещё как прошел. Чувствую, что это избиение младенца будет длиться, пока я не соглашусь уехать в Токио. Да это же форменные пытки!

И внезапно меня спас знакомый голос, который остановил этот не совсем честный бой.

 

 

Эта история добавлена http://fiction.eva-not-end.com/viewstory.php?sid=357