NERVelot by Screamer
Summary:

 - Вот скажи мне, добрый человек, на чем же держится твоя еретическая вера? Ведь могущество Адама превосходит Лилит, так почему же ты не отречешься и не спасёшь душу?

Молодой стражник, не многим старше Итаки, слегка покачнулся и надел маску глубокой задумчивости. Когда Мамору уже был готов потерять терпение, Страж изрёк:
 - У нашего Божества есть сиськи!


Categories: Neon Genesis Evangelion Characters: Asuka S., Gendo I., Kaji R., Kaoru N., Kensuke A., Kouzou F., Makoto H., Mana K., Mari M., Maya I., Misato K., Naoko A., Pen^2, Rei A., Ritsuko A., Shigeru A., Shinji I., Toji S., Yui I.
Жанр: Фэнтези, Юмор
Challenges:
Series: Нет
Chapters: 3 Completed: Нет Word count: 3039 Read: 12573 Published: 28.11.2011 Updated: 05.04.2012

1. Пролог by Screamer

2. Глава Первая: Возвращение блудного сына. by Screamer

3. Глава 2. Дракон, белка и хард метал. by Screamer

Пролог by Screamer

Пролог:

Как всё начиналось

 

Мир есть парадокс. Философы считают, что парадокс – это ситуация, в которой Ахиллес не может догнать черепаху, но это всего лишь ошибка расчета. Если теория не применима на практике — значит, она не верна. Приведём куда более приземлённый пример – жил был парень по имени... Скажем, Субъект 667. И не было в мире более ненавистного ему человека, чем его дедушка. В возрасте двадцати шести лет данный образчик белковой формы жизни пригласил к себе девушку. Может быть, она не была самой красивой самкой мира, города или здания, в котором Субьект проживал, тем не менее - это первая девушка, которая обратила на него внимание. Уже проиграв в голове все возможные модели поведения,и подготовив всё для соития, наш друг был немало удивлён, приходу обожаемого дедули, находящгося не в самом трезвом состоянии. Словесный поток о том, как Субъект скрыто любил няню Хельгу, убил интерес самки к парню. Возможно, большинство людей просто сплавили ненавистного деда в дом престарелых, но наш герой выбрал куда более экзотический способ избавления от старика. Последние двадцать лет своей жизни он потратил на исследование пространственно временного континуума и создание машины времени для стирания деда из книги мироздания. Ощущающая всю вселенскую важность момента и трепет от осознания того факта, что осуществление мечты уже близко, он пролил холодный кофе на панель управления и оказался в (вставит число соответствующее номеру букв в словах «создание мира»). Узрев там пустоту, Судьбект выбросил в неё банку из под Кока-Колы отправился в своё время. Там он обнаружил ту самую девушку, пытающуюся вынести из его квартиры телевизор. Тогда и начались его длительные и счастливые отношения с этой дамой, а устранение нежелательных родственников было отсрочено. Вот только та банка, оставленная в небытии, попала в вязкую субстанцию под названием «черная материя», начала множиться и порождать множество молекул, подобных себе. Вскоре из них родилась известная нам вселенная. Под воздействием всевозможных космических сил молекулы менялись, эволюционировали, развивались и порождали новые, более совершенные молекулярные связи, таким образом, дав начало нашей солнечной системе. По прошествии миллиардов лет на третьей от солнца планете, однажды родился человек по имени Икари Синдзи. Брошенный отцом и убежденный в том, что все от него хотят того, чего не хочет он сам, Синдзи дал начало абсолютной бесконечности миров. Парадокс заключается в том, что человека, бросившего банку и создавшего вселенную, звали Икари Синдзи. Два совершенно разных Икари были и началом и концом данной временной плоскости.

 

***

 

Ученые нашли бы интересным тот факт, что существует центральный мир, от которого пошли все остальные. Как уже было сказано в прологе, один юноша случайно породил множество копий своего мира. Со стороны процесс напоминал осетра, мечущего икру. Один за другим миры вылетали из Материнского Чрева, занимая своё место в начальной структуре мироздания. Поскольку детишки не далеко ушли от родителя, они вскоре породили свою партию миров. И так этот галактический нерест продолжается до сих пор.

Нужно отметить, что пропорционально отдалению от мира-прадодителя, начальные параметры всё сильнее меняются. К примеру, в самой дальней тупиковой ветке связь с оригиналом сохранилась лишь в генетической памяти одного единственного человека, который не нашел ничего лучше, чем снять анимационный сериал, в котором почти дословно пересказывалась судьба первого мира. Впоследствии по нему нарисовали мангу, выпустили три полнометражных фильма, а сейчас снимают ещё два.

Но нам нет дела до мира, который, по самым смелым прогнозам, продержится от силы год, после чего самоликвидируется, дав тем самым развиваться новым измерениям, которые будут намного лучше, чем это недоразумение. Ну, пожелаем его жителям удачи и скорейшего выхода оставшихся полнометражек.

Мы же понаблюдаем за измерением, что расположено гораздо ближе к своему прародителю. В нём отклик первоисточника значительно больше, тем не менее, он так же не лишен своей изюминки. И так, отправимся же в путешествие, поэтому замечательному, полному приключений миру!

- Я сказал, мы отправляемся в путешествие, поэтому замечательному, полному приключений «измерению»!
Что значит «автоматический переключатель сломался»? Его же починили на прошлой неделе! Что? Не чинили? Он сам заработал и начальство решило оставить всё как есть? Да, я понимаю, что вероятность поломки именно в этот момент была 0.12%, но это ведь не помешало переключателю сломаться именно сейчас! Ладно, нажми на кнопку, когда я закончу предложение. Кхм, я начинаю.

- И так, отправимся же в путешествие, поэтому замечательному, полному приключений «измерению»!

И чего, ради всего святого, ты ждешь?! Думал, я еще что-то скажу? Во имя нежной груди Лилит, я отправлю тебя на самый нижний круг ада, если с третьей попытки ты не переключишь канал на тот, что должны увидеть они! И так, я на-чи-на-ю! В третий чертов раз!
- И так, отправимся же в путешествие, поэтому замечательному, полному…  Ну да, я понимаю, что последнее предложение звучит отвратительно, но так написал сценарист, а у него сейчас и так жизнь не сахар. Ты же слышал, у него умерла собака, сын объявил о своей любви к родной сестре, а эта самая сестра решила, что будет лесбиянкой, так что проявим немного уважения к бедолаге. Серьёзно? На самом деле, это сын гей, а дочь просто помогает ему скрывать правду? И на самом деле она натуралка? Нет? А кто тогда? И… что это значит? Господи… Меня сейчас стошнит… Стоп! Мы отвлеклись. Ладно, черт с ним, со сценаристом, попробуем сказать позаковыристей!
- Приготовитесь погрузиться в этот мир полный опасностей и приключений! Где главный герой оказывается в самых безумных ситуациях, окружающие его персонажи не те, кем кажутся на первый взгляд, и чем вообще закончится эта фееричная история не знает никто!

Вот! Теперь другое дело! Ладно, включи еще Автоматический Рассказчик, и поподробнее опиши, чем там дочь сценариста увлекается…

Глава Первая: Возвращение блудного сына. by Screamer

- Просыпайтесь и пойте, Сэр Икари! Мы уже прибыли в Третье Королевство! – Четвертое утро подряд Принц Синдзи просыпался под звучное пение известного барда Аобы Шигеру, низкий баритон которого по утрам обращался в особой силы тенор. Данная особенность артиста порой заставляла испытывать немалое желание нанести ему физические увечья. Взвесив все «за» и «против», Икари остановился на мысли, что фанаты не простят такое даже принцу, да и вообще это не по человечески, бить человека за его утренний голос.

На самом деле Шигеру был отличным парнем, душой и телом отдававшимся любимому ремеслу – Музыке. Хотя порой он слишком увлекался производными славы и богатства: вино, алхимические вещества и распутные девы были самым малыми грехами за душой барда, но ему всё прощали за сценический талант.

- А, да, я проснулся уже – Синдзи раскрыл глаза – Мне снился странный сон. Там был странный рассказчик с боярской бородой и в большой шляпе. А еще дочь сценариста была… - Синдзи попытался вспомнить этот немаловажный факт, но дрёма уже испарилась, смыв воспоминания о необычном сне, – уже не помню.

- Неплохо. А мне однажды приснилось, что я золотая рыбка. Меня выловили и посадили в аквариум, где через стекло на меня пялилось огромное рыжее нечто. Всё лицо в веснушках, ей богу как будто она рассматривала свежую коровью лепёшку, по ней проехалась телега и забрызгала этой девочке лицо, – Шигеру поморщился, - Проходит час, проходит другой, а она продолжает смотреть на меня, и, улыбаясь при этом как тролль, которого с детства кормили дурной травой.

У артиста была еще одна приятная странность - иногда он мог остановиться, смотря при этом в пустоту, и с видом человека, познавшего смысл жизни, изречь – Джакузи!

Так он озвучивал желания, которые оккупировали его сознание. И как тот, кто не считал нужным с ними бороться, или, хотя бы, спрашивать мнение остальных, Аоба делал всё, чтобы удовлетворить внезапно проявившуюся острую нужду.

Синдзи знал, что спорить бардом бесполезно, да и не особо хотелось, так что он встал с постели и достал из ларца, стоявшего у постели, полотенце.

 

***

 

Комната в которую пришли Синдзи и Аоба была целиком занята огромной ванной.

- Хорошо… - Протянул Синдзи растянувшись в широком джакузи, сделанном, видимо, глубинными гномами, в стиле вулканического кратера. По краям овальной ванны стекали потоки магмы, выложенные светящимися камнями, придававшими эстетическую красоту и заодно подогревавшими воду.

 Воздух через трубки подавался из лёгких четырех «Надувателей». Пока двое из них «вдували», остальные делали вдох для следующего захода и таким образом поток пузырьков оставался непрерывным. Ребята делали это так ритмично, что со временем становились совсем незаметными и сливались с предметами интерьера.

- Эй, ребята, увеличьте-ка мощность на одно деление. – Скомандовал Аоба и поток пузырьков стал сильнее.

- Слушай – забеспокоился Синдзи – им плохо не станет?

- Не волнуйся, эти парни профи. Они могу хоть весь день в усиленном ритме работать, ведь я прав?

- Да, Сэр – вылетело из очередного пузырька.

- Видишь? Ну, так вот, это веснушчатое нечто улыбается, обнажая при этом зубы, настолько сгнившие, что можно было увидеть как из одного особенно большого дупла на меня пялится опарыш. И напоминаю - я был рыбой, поэтому мне он даже показался аппетитным. Это единственная положительная в этой мерзкой роже. Собственно, вот суть – смотрим мы друг на друга, и я не выдерживаю и выдаю ей:
- Миледи, ваш лик – самое малоприятное, что мне доводилось лицезреть. Рвота глубоководного светящегося кита выглядит аппетитнее вашей физиономии! - А она только шире улыбнулась, - Ой, какая невоспитанная рыбка! Надо бы её наказать!
Она каким-то невероятным движением ловит меня за хвост, несёт в другую комнату, швыряет меня в унитаз, машет рукой на прощание и спускает воду. Меня захватывает водоворот, я пытаюсь выкрикнуть проклятия, но меня слишком быстро затягивало в трубу. Дальше я проснулся в холодном поту, хватаю книгу про рыб и ищу статью о глубоководном ките. Оказалось, что эти создания не испражняются месяцами, а потом просто выблёвывают накопившиеся шлаки. И картинка этой самой рвоты пугающе походила на физиономию той твари, - Аоба понизил голос, чтобы подчеркнуть драматичность концовки.

- Ну, может ты заглянул в эту книгу ранее, посмотрел на картинки и забыл про это?
- Не в этом дело! Смысл сна в том, что всё это «дерьмо» меня прикончит! Знаешь как это бывает – гробишь себя, обещаешь себе остановиться, что это последняя затяжка, что последний раз ты сидишь на приёме у лекаря, а тот последний раз находит у тебя всё новые и новые венерические заболевания… Но вновь придумываешь оправдания, навроде «еще один разок не навредит», и по новой прыгаешь в этот водоворот пороков…

Аоба стал мрачным и серьёзным. Синдзи в первый раз за всё путешествие увидел его таким.

- Ну, так сойди с этого пути сейчас! Я уверен у тебя хватит сил!

- Да не, в следующий раз. Сейчас всё равно турне в самом разгаре. Еще пару раз в реабилитационном санатории меня не убьют – Пришел Аоба в своё обычное расслабленное состояние.

- Ааа, - Синдзи смутила в рассказе только одна мелочь – А что такое унитаз?
- Да пёс его знает! Что-то белое и светящееся, на стул с дыркой посередине похоже. Кажется, туда люди справляли нужду.

- Круто… - Протянул впечатлённый Синдзи.

- Кстати о нужде, Девтхенд!

- Да Господин?

Из-за неожиданного появления личного дворецкого Шигеру, Икари с огромным трудом убедил свои боевые рефлексы притормозить. Оперируя аргументами в виде синяков и ушибов разной степени тяжести, полученных во время последних трех попыток, ему всё-таки удалось убедить организм в нецелесообразности приобретения новых травм.

Так или иначе, Дефтхенд был классическим примером породы Высших эльфов. В одном его взгляде достаточно надменности, чтобы заставить тебя чувствовать себя ничтожеством, будь ты хоть королём, а он чистильщиком плевательниц. К любой работе «Высшие» относятся с максимальной серьёзностью и педантичностью. Наверно именно поэтому среди них не бывает комедиантов или шутов.

Дефтхенд был дворецким еще до рождения Синдзи и Шигеру, но седина лишь придавала ему солидности. Строгое лицо, украшенное выражением лёгкого превосходства над всеми остальными видами, идеальный нос и скулы, заострённые уши, концы которых смотрели ровно под углом шестьдесят пять градусов, делали его очень привлекательным мужчиной и любимцем дамской публики. Внешность дворецкого магическим образом запечатлела момент перехода юноши, к зрелому мужчине, предавая Дефтхенду особый, неповторимый шарм. Изящным движением поправив очки дворецкий повторил вопрос:
- Чего изволите, достопочтенные господа?

- Налей как нам Серого Эрла приятель! – Шигеру подтвердил заказ щегольски щёлкнув пальцами. Дефтхенд вздохнул:

- Вы имели в виду чай Эрл Грей?

- Да, да, ту жижу, что ты обычно там завариваешь – Отмахнулся бард.

- А вы, Сэр Икари, желаете чего-нибудь?

Дворецкий слегка наклонил голову и Синдзи увидел отражение своего лица в прямоугольных с закруглёнными краями линзах очков, и, ощутив резкий позыв схватить своё оружие мирно покоящееся в чехле рядом с ванной, тяжело сглотнул.

- Нет, спасибо.

- Замечательно, - Сказал Дворецкий перед тем как удалиться.

- Слушай – обратился Икари к Шигеру – у него же идеальное зрение, зачем ему очки?

- А ты почувствовал, как трясутся поджилки, когда видишь своё отражение в линзах?

- Ну да.

- Вот и ответ. Хотя я удивлен, что это производит впечатление даже на бесстрашного Принца Икари.

Синдзи грустно улыбнулся.

- Да не такой уж я и бесстрашный, просто не даю страху овладеть собой и стараюсь использовать его в свою пользу. Ведь в правильных дозах страх – неоценимый союзник.

- Странно слышать это от того, кого прозвали Берсерком Семи Королевств.

Синдзи рассеянно засмеялся. Это была больная тема Принца, из-за которой он попадал в такие переделки, что факт отсутствия свидетелей был весьма и весьма кстати. Мертвые ведь не разговаривают. Особенно, порубленные на бесчисленные сотни кусочков.

И во всём виновата чертова магия! Часто Сэр Синдзи задумывался о том, насколько бы его жизнь была проще, если бы не одна дурацкая случайность, имевшая место, когда ему было десять лет. Кто же мог знать, что именно там где стоял Синдзи бродячий торговец обронил зачарованный амулет, что позже юная магичка прольет магическое зелье на сей магический артефакт, что слова «Не убегать, не убегать» сработают как заклинание и что расположение планет многократно усилит эффект? После этого Синдзи не в состоянии убегать. Всё что его пугало, он встречал боем: сколько бы ни было противников, насколько бы они ни были сильны – отступить он не мог физически. Слишком сильное оказалось это самозаклятье. Снять его так и не удалось, что повлекло жесточайшие тренировки. День за днём его учитель повышал нагрузку с «нечеловеческой» до «чудовищной». Но только благодаря тяжелому труду Икари остался в живых. Если у тебя нет вариантов кроме победы или смерти - приходится добиваться единственного приемлемого результата. Хотя однажды дела вышли особенно скверно, и даже навыки боя Синдзи его не спасли. Но это совсем другая история, к которой можно вернуться позже.

Тем временем Дефтхенд вернулся с чаем и передал его господину.

- Благодарю, Ди, я бы дал тебе на чай, но оставил деньги в других штанах – посмеялся Шигеру, но дворецкий с ответом не медлил.

- Я понимаю, не хотелось бы мне снимать с вас последние штаны.

- Кстати! – Бард вскинулся, словно вспомнил что-то очень важное. Точнее именно это и произошло – Так, насколько мы превысили допустимый бюджет?

Дворецкий достал записную книжку и, открыв её на нужно странице, ответил:

- На сорок два процента.

- Не люблю число сорок два. У меня с ним плохие ассоциации, – Простонал Шигеру, – Надеюсь, вы понимаете, что это значит?

Дефтхенд и Синдзи синхронно вздохнули – они то знали о значении этих цифр лучше, чем им хотелось бы.

 

***

Семь Великих Королевств, бывшие когда-то провинциями одного невообразимо огромного царства, родились после Второго Бедствия. Каждая из этих земель, была отделена от остальных Великим Разломом. Столько величия в названиях тут не спроста тот кому доверили терминологию к любому слову прибавлял «Великое». Но в этот раз, его желание было оправдано. Бездонные расщелины стали природными границами новых государств, а наместники первого императора в одночасье стали ни от кого не зависящими правителями своих земель. Первые годы были самыми тяжелыми. Если изначально экономика и снабжение были равномерно распределены во всех землях, то получив автономность, царствам пришлось учиться существовать самостоятельно.

Взаимоотношения королевств, несмотря на общего прародителя стали не слишком светлыми. Старые обиды вылились в разрушительные конфликты. Голосовые связки многих высоко поставленных чиновников на веке утеряны для этого мира в бесчисленных попытках докричаться до соседних земель. Причина вполне очевидна – Великим Разломом мелкую трещинку не назовут. Переписки посредством почтовых голубей ни к чему хорошему не привели. Разве что некоторые дельцы сумели неплохо заработать на почтовых пташках.

Ситуация всё же несколько изменилась, после пришествия Темнейшего-из-Тёмных. Столь леденящее кровь имя он заработал неспроста - Черный Властелин, личность которого так и осталась загадкой, едва не поработил разрозненные королевства, используя Запретные Искусства. Существа из бездны Разлома приняли своего нового хозяина, открыв ему свои древние тайны первородной алхимии, магии пространства и времени, а также разрушительные военные машины. Армия Властелина, словно проказа, отравляла земли своей неутомимой поступью, разоряла и опустошала и без того истощённые провинции. Бездушные големы из грязи и костей являлись грозными противниками даже для опытных воинов, что говорить о рассеянных по бескрайним просторам легионах, лишившихся своих полководцев.

Лишь горстка отважных рыцарей осмелилась выступить против тирана и его мерзкой армии. Нелёгок был путь героев, но они, неся священные слова двух Первозданных Начал – Адама и Лилит, пробились сквозь орды неприятелей и добрались до самого Затенённого. О той славной битве и по сей день слагают легенды. Из семёрки отважных лишь один остался в живых, вернувшись в родные края с победой.

Теперь уже и не разобрать, где правда, а где вымысел, но с тех пор правитель королевства именуемого Первым, объявил виновным в появлении ужасающего создания Второе Начало – Лилит. И, по словам правителя, истину эту принёс сам Адам, лично явившись ему.

С тех пор прошло семнадцать лет. Шесть из семи королевств отвергли Лилит и возносят хвалу лишь Адаму. Но осталось одно, последнее царство, хранящее верность Великой Матери – Третье. Большинство государств считает, что подобный вероломный отказ общепринятых религиозных норм явный признак нарушения рассудка. И они даже не представляли насколько они правы.

 

***

 

Тем временем в Третьем королевстве можно было лицезреть невероятный по красоте пейзаж. Весна сняла с природы зимнее одеяние и наполнила её мягким заботливым теплом. Деревья, что росли только в этом царстве, расцвели и покрылись нежно-розовыми лепестками. Данное зрелище поистине завораживало. Еще сонные животные выбирались из своих жилищ, чтобы найти пропитание.

И всё это великолепие длится уже двадцать окаянных лет. По вине первого правителя Третьего Королевства, решившего сделать оригинальный подарок своей супруге на годовщину свадьбы – сделать цветение сакуры бесконечным. Царь Рокобунги заплатил одному могущественному волшебнику, чтобы тот остановил смену времени года. Маг, конечно, хотел предложить куда более рациональный путь, но большая куча золота быстро и безжалостно укоротила его язык. Ослеплённый золотом, он выполнил желание заказчика, нарушив почти все законы Министерства Магии. Поначалу всё шло неплохо. Проблемы начались, когда должно было придти лето. Урожай рос вяло, звери буквально взбесились от весенней сонливости, которая, благодаря заклятью, не проходила уже несколько месяцев. К счастью, через неделю им надоело вообще всё. Даже если наступить медведю-людоеду на лапу, тот лишь кинет на вас укоризненный взгляд, махнёт лапой и пойдет своей дорогой.

Но сельское хозяйство понесло огромные убытки. По-настоящему большие. Достаточно большие, чтобы короля возненавидело всё население Третьего Королевства. Барды всех царств до сих пор слагают песни о насильственной кончине монарха от яда, сорока двух ножевых ранений, пятидесяти черепно-мозговых травм, смещении всех позвонков разом и тридцати трёх удушений. Это еще укороченный вариант.

Маг тоже понёс наказание – Министерство Магии и Чудес подвергло страшным пыткам его кошелёк. К превеликому счастью мага, денег осталось достаточно, чтобы тот мог дожить свой век припеваючи.

Но новый король Икари Гендо сумел остановить гибель своих владений. Выход был очевиден – туризм. Очень многие жители других королевств были в восторге от возможности понаблюдать за таким природным явлением как опадение листьев сакуры, поэтому Икари стал брать за это немаленькие деньги. Вскоре государство обросло бесчисленными отелями, сувенирными лавками, центрами семейного отдыха и прочими объектами туристического счастья. На заработанные деньги поддерживалась жизнедеятельность всего Третьего Королевства и за счет торговли восполнялись основные ресурсы.

Немаловажен тот факт, что с еретическим государством, отказавшимся от принятия общепризнанной религии, никто особо торговать не хотел, на что Икари Гендо откровенно и непотребно плевал.

 

***

 

Итаки Мамору – послушник церкви Адамистов, юноша с непоколебимой уверенностью что Бог его ненавидит и ушедший в этом не так уж далеко от истины, любитель поспорить и просто невыносимый человек, был оставлен своим Наставником за дверями огромного Токийского туристического центра, в котором проходил слёт представителей Семи Великих Королевств. Сегодня был день, когда Третьему королевству будет отказано в продлении торгового договора. Этот день наступал каждый год, но Икари Гендо каким-то образом умудрялся проделать всё так, что торговля продолжалась, и что еще хуже – на выгодных ему одному условиях. Перед тем как войти в здание, Преподобный Отец Поцифистус строго настрого запретил Итаки общаться с местными еретиками, ибо вера его была все еще слишком слабой, чтобы выдержать испытание слащавыми речами жителей Третьего Королевства. Но поскольку скука одолела паренька уже через тридцать секунд после ухода Пацефистуса, он устроил ярую дискуссию с местным стражником.

- Вот скажи мне, добрый человек, на чем же держится твоя еретическая вера? Ведь могущество Адама превосходит Лилит, так почему же ты не отречешься и не спасёшь душу?

Молодой стражник, не многим старше Итаки, слегка покачнулся и надел маску глубокой задумчивости. Когда Мамору уже был готов потерять терпение, Страж изрёк:
- У нашего Божества есть сиськи!

Мамору впал в ступор. Он совершенно не знал, как парировать такой аргумент. Его и без того хрупкая вера в превосходство Адама готова была рухнуть окончательно, но ощущение присутствия некой незримой, но невероятно величественной и могущественной сущности вернула послушника на путь истинный. Но Сущность слишком поздно задала себе вопрос «Оно мне надо?»

- Ну и чего ты снова на меня уставился? – Вдруг прошипел Мамору устремив взгляд к небу. Стражник поначалу подумал, что паренёк обращается к нему, но подогнал происходящее под своё слегка расширенное восприятие и спас разум от пут логики.

- О! Меня тоже тянет поболтать с птичками после любимых сушеных грибочков!

Но Мамору не услышал этот порождённый галлюциногенами комментарий и продолжал свою маленькую войну с Богом.

- Неужели тебе нечем заняться, кроме как сидеть там и пялиться на меня? Может мне сплясать или фокус какой показать?

Мамору ощутил укоризненный взгляд высшей силы. Она грозила ему пальцем и всем видом показывала, что терпение её не безгранично.

- Ну и что же ты сделаешь? Превратишь с соляной столб? Испепелишь своим божественным взглядом? Обречешь на неизлечимую гонорею? Ты банален, согласись! И сисек у тебя нет!

Это была последняя капля. Адам призвал силы природы, создал в руке своей молнию, и послал этот сгусток плазменного добра и наслаждения в излишне болтливого послушника.

 

Пока наказание еще не достигло Итаки, стоит рассказать об истинных причинах недовольства послушника своим божеством. В большинстве случаев проявление божественности не вызывает проблем у столь популярного светила. Голодающие наедаются, злодеи наказываются, но есть ничтожный процент людей, с которыми чудесная сила Адама давала сбой. Чтобы он им не посылал, будь то благословение или кара, всё это отклонялось на три метра влево. Не трудно догадаться, что Мамору думал на счет Адама и какими словесными конструкциями его восхвалял в своих мыслях.

И так, уже по закрепившейся традиции, молния отклонилась на три метра влево и угодила прямо в стражника, который в этот момент ловил видимых только ему гигантских бабочек.

Его подбросило, доспехи почернели, в воздухе аппетитно запахло копченостями. Тем не менее, он встал на ноги, отряхнулся и заявил:

- Вау! Я же мог сейчас умереть! Вся жизнь пронеслась перед глазами, и ведь в ней не было ничего хорошего! Я же ничего так и не добился, остался стражником, когда все мои друзья стали офицерами или даже отхватили чин повыше! Черт, это круто, - протянул страж, отправляя в рот очередной кусочек сушеного гриба.

- Молния? Как оригинально. Ты сегодня прям в ударе, но как всегда промахиваешься! Черт подери, только не говори мне, что такое случается, вот по зазнайке Ленси из соседней кельи, что была всего в трёх метров от моей, ты попадал всегда! Причем одними благословениями! Ей всегда везло, а мне приходилось всё делать самому! А под конец она выиграла в лотерею и поехала на морской курорт, будь он неладен!

Сущность напомнила Итаки, что там же она и нашла свой конец, в ластах прекрасных и страстных русалок.

- Во первых – это чудесная смерть! Во вторых – это еще раз доказывает твою некомпетентность как Бога! Неужели ты не мог помочь ей своей божественной силой?!

Адам тем временем окончательно потерял самообладание. Он швырял молнии направо и налево, в надежде, что хоть одна попадёт по цели и окаянный послушник наконец заткнётся. Но все снаряды не приближались к Итаки ближе трёх метров, и в основном били по ничего непонимающему стражнику.

- Ну, давай, Господь, порази меня своей поистине божественной меткостью! – кричал Мамору находясь в центре электрического ада.

Дверь центра открылась и от туда выскочил Пацифистус.

- А ну-ка быстро прекратили, вы, оба! – рявкнул он командирским голосом, – Что вы опять устроили?!

- Но он первый начал! – оправдывался Итаки, указывая пальцем на иссиня-чёрное облако.

Адам попытался скопировать жест оппонента, но у облаков пальцы не растут.

- А мне плевать, кто это начал, закончу это я! Быстро помирились, или мне продолжить чтение курса «Взаимоотношение Бог-Верующий»?

- Только не это! Всё что угодно, но только не это! – сейчас был тот редкий момент когда  Мамору и Адам сошлись во мнении о религиозных трактатах Первого Королевства.

- Вот и славно, – улыбнулся Пацифистус и отправился на продолжение встречи.

Стыд Итаки уже через тридцать секунд был вымещен невыносимой скукой, Адам чувствовал что-то то в произошедшем явно не так, но истинная трагедия настигла бедного Стража.

- О, Господи! Мои сушеные грибы изжарились и превратились в пыль!

Паренёк оглянулся, не смотрит ли на него кто-нибудь, и вдохнул черную грибную пыль.

- Зачёт, - протянул он с блаженной улыбкой.

 

***

 

- Вот ведь Божья немилость! – Выругался Пацифистус входя в огромный, ослепляющий роскошью зал для собраний. Там уже собрались представители других пяти царств, ожидавшие его и собственного виновника торжества Икари Гендо.

- Я надеюсь, на сей раз отказ достигнет ушей злостного еретика?

Представители закивали, выражая свою решимость. На этот раз они уж точно смогут противостоять чарам этого...

Большие двустворчатые двери с грохотом распахнулись, и в комнату вошел Король Икари Гендо со своим эскортом: по правую руку от него шел его верный советник Фуюцуке Козо, а по левую знаменитая ведьма Акаги Рицуко, одетая как всегда крайне вызывающе. Что именно кроме внимания мужской части населения она хотела вызвать остаётся тайной, но не исключено что это «что-то» рогатое и непременно инфернальное. При виде такого наряда голову Пацифистуса посещали довольно смелые фантазии, за которые бы обязательно последовала Божья кара, не будь Адам занят очередной попыткой испепелить Мамору.

За Икари тянулась длинная мантия с вышитым на ней золотым знаком Токийской иены – основной валюты Третьего королевства, которую меняли по грабительскому курсу только в пределах этого царства.

Сев на своё место во главе стола, Гендо сложил руки домиком и взглянул на присутствующих сквозь невероятно дорогие очки, линзы которых заменили тончайшие, почти прозрачные пластинки платины.

Прошло десять минут. Никто так и не решился начать переговоры, поскольку невозможно было предвидеть дальнейшие действия этого пройдохи. Какое безумие творилось на предыдущих собраниях, никто вспоминать не хотел, а в некоторых случаях не мог. Скарабеус Покатикус – представитель Второго королевства, хотел было открыть рот, но внезапно Икари вскочил со стула и воскликнул:

- Друзья мои!

- Срань господня! – Воскликнул от неожиданности Пацифистус, схватившись за сердце.

- Я люблю людей. И деньги. Но особенно беспощадную любовь я испытываю к людям-с-деньгами… - дальнейший поток приторного яда лести и рекламы нейтрализовал сознание присутствующих, вместе с их опасными мыслями о жестоком отказе в торговле. Трудно сказать, сколько длилась бравада короля, но первые жертвы начали пробуждаться только во время крепкого дружеского рукопожатия с Гендо, который вежливо попрощался, пожелал удачи в следующем году и, встав рядом с Рицуко, исчез со своими спутниками в облаке едкого табачного дыма. Имелся за ведьмой такой грешок, уж очень она любила курить травы. Бедные представители кинулись к столу, на котором лежала копия торгового договора.

- И насколько ужасны условия сделки, на которую мы подписались? – Осведомился Пацифистус, падая на стул.

От перечисления ужасающих условий договора, у Преподобного Отца всё больше закатывались глаза, а пульс пытался разнести виски бедолаги в пух и прах.

- Ладно, понятно, в следующем году мы поступим хитрее, и не дадим себя одурачить, не отчаивайтесь братья мои!

- Боюсь, что в следующем году ничего не получится - простонал один из Представителей.

- Что?

- На этот раз, договор действителен на срок, превосходящий год, - нерешительно продолжил бедняга.

- И какой же срок?

- Пять лет…

- Вот ведь курва! – взорвался Священник, источая обжигающие потоки нецензурной брани. На его беду, Адам устал швыряться молниями в Послушника и заглянул в зал собраний. И у него как раз осталась одна последняя молния…

 

***

 

Карета Пацифистуса неспешно везла хозяина и его послушника в родные края. Сам священник источал приятный аромат копчёностей, да и выглядел он явно готовым к употреблению. Взгляд Итаки, что сидел напротив, излучал свойственное ему ехидство, а улыбка пакостника дополняла недобрую картину. Священник ожидал едких замечаний, но послушник явно наслаждался ситуацией, и желал растянуть удовольствие. Не каждый день адепт церкви с более крепкой верой получает разряд молнии и еще реже жертвой кары господней становится ваш наставник.

- Ну и как вам ощущения, мессир?  - спросил Мамору голосом столь ехидным, что у мимо пролетавшего комара случился инсульт – Непривычные, наверно, ощущения-то?

- Да в твои годы я мог получить по три, по четыре молнии за раз, и при этом прекрасно себя чувствовать! – Парировал святой отец, выбрасывая в окно истлевший носовой платок.

- Но я-то за всё своё обучение не получил ни одной молнии. Не значит ли это, что я лучший церковник, чем вы, и моя вера крепче?

Пацифистус не успел ответить, как нечто огромное пронеслось справа от кареты. При более подробном рассмотрении нечто оказалось другой каретой, только в девять раз превышавшей стандартные размеры и в девять тысяч раз — позволимую роскошь. Транспорт Адамистов опасно накренился, но всё же удержался на всех колёсах. Пацифистус высунулся в окно и прокричал вражескому кучеру:
- Безбожник треклятый!

Старый, почти усохший лепрекон, что держал поводья, оскалил те немногие гнилые зубы, что ему оставила жизнь, и вытянув руку показал средний палец.

- Ах ты ж курва…

 

***

 

Казино «Над Провалом» являлось одним из самых крупных игорных заведений Семи королевств. И всё из-за того, что его основатели придумали неплохой способ обойти налогообложение. На самом деле оно не находилось на территории ни одного из государств, а висело, как и говорится в названии, над Великим Разломом на огромных цепях.

Поистине величественное зрелище представляло собой само здание, на котором яркими красками были изображены все допустимые грехи – то есть, весь спектр предоставляемых услуг и развлечений. Алкоголь и галлюциногены - запросто, только несите деньги! Жаждите страстной любви с жителем другой реальности - не проблема, несите деньги! Хотите получить запретные знания о природе вселенной - идите в библиотеку, а здесь веселье и разврат не прекратятся никогда!

В данный конкретный отрезок времени, Дефтхенд, дворецкий известного барда Аобы Шигеру, проявлял нечеловеческую ловкость и хитрость, доводя до отчаянья очередного крупье. Глядя на трясущиеся руки молодого сотрудника казино, Эльф проделал свой фирменный фокус с отражением собеседника в линзах очков.
- Юноша, не волнуйтесь так – Сказал он ободрительным тоном – ваши ошибки при работе крупье ничто по сравнению с самым главным провалом – рождением. Неужели было так трудно запутаться в пуповине, или как вы, люди, рождаетесь, и спасти мир от своего убожества?

Бедолага работал свой первый час в свой первый день и был явно не готов к таким каверзным вопросам. Пока подсознание юноши пыталось побороть резкий позыв к суициду, Дефтхенд успел украсть у казино еще несколько тысяч самым наглым и вероломным способом – честно выиграть. Если конечно исходить из его собственного представления о честности.

- Молодой человек, вы меня разочаровали. Думаю вам не нужно говорить, что делать дальше?

Чтобы не хотел от него Дефтхенд, крупье отправился в уборную, и оттуда так и не вышел.

В свою очередь Принц Икари изливал душу дну бутылки очередного алкогольного изделия. Каждое из них носило какое-нибудь экзотическое название, но вот содержание явно было простым разведенным вином или сидром.

Бармен, что обслуживал Синдзи, определённо знал своё дело. Глядя на Икари своим единственным глазом, что гордо воззирал на мир с середины массивного лба, он буквально видел нужные слова, которые зацепят путника еще на пару стаканчиков.

- Слушай, парень, ты где такие шмотки добыл? Сразу видно, что не из наших краёв, - пробасил циклоп, протирая свежевымытую рюмку.

Синдзи мгновенно приободрился, буквально ослепляя готовностью выложить древнюю историю всего своего гардероба включая старые подштанники.

- Этот наплечник – Синдзи указал на гротескных размеров металлическую пластину, что висела на его плече, – я добыл у одного из паладинов-ветеранов Первого королевства. Я в тот раз доказал, что моя вера крепче его.

Бармен удивленно похлопал глазом.

- Да ведь от их веры стены в чужих храмах трескаются! Они еретическую мысль даже у клопа почувствовать могут, а ты переборол его в этом?!

- Ну да. Просто он слишком поздно понял, что я говорил про веру в МОЁ божество.

От смеха Синдзи пролил немного алкоголя на стойку, от чего лак на ней зашипел и запузырился. Бармен впервые почувствовал желание проигнорировать последний факт и налить посетителю стаканчик за счет заведения. К счастью он этот позыв пересилил.

- Хмм, а что за кираса? Если подумать она совсем лёгкая, совершенно не подходит к наплечнику.

- Ну, эту кожанку носил еще мой дядя, он меня всему и научил. Получил-то я её легко, большой проблемой было отстирать её от крови…

На этот раз циклоп смотрел на Синдзи с неприкрытым ужасом.

- Ты убил своего дядю из-за кожанки?!

- Что? Нет! – запротестовал Принц – он мне её завещал. Ну, и умер сразу после того как написал завещание. Но крови было много, этого не отнять.

Бармен снова задумался. Он принял Синдзи за очередного наёмника, который напивается в кабаках, а потом описывает свои галлюцинации на следующее утро. С этим пареньком было явно что-то не так, и это «что-то» было настолько очевидно, что разглядеть его циклопу так и не удалось.

- Ну ладно, а что дальше?

- Дальше, – Синдзи задумался, – я еще в штанах?

Бармен выглянул из-за стойки.

- Насколько я понял, да.

- Вот с ними то… - уверенно начал он - Вообще ничего интересного. Простой заменитель драконьей кожи. Причем дряной выделки. Но сапоги…

Икари снял сапог и поставил на стойку. Он источал такой запах, что спиртное проявило несколько тщетных попыток покинуть бутылки, а четыре человека, потеряли сознание. Если бы вонь не выедала глаза, то можно было увидеть, что сапог украшен золотом, и даже на вид выглядел нечеловечески удобным.

Циклоп пришел в себя с помощью «Надпровальной удушающей», что в отвратительности запаха побеждала даже сапог героя.

- Фух… Кстати, я знаю что это за сапог! Такие надевают на усопших правителей Второго королевства прежде чем замуровать в огромном октаэдре!

- Жа, но там длинная история была.

- А ты налей и расскажи.

Икари выпил еще отравы, что предложил ему Бармен и продолжил рассказ.

- Я как раз подрабатывал у, кхм, – Синдзи кашляну, как будто стараясь не дать себе произнести что-то лишнее, – в одном погребальном агентстве и был отправлен начальником к местным жрецам. Ничего сложного, простая рутина. Вот только как всегда в мою задницу вцепились очередные приключения, дела пошли наперекосяк, а закончилось всё совместным празднованием с тамошним правителем.

- Так вроде конец совсем неплох…

- Ага. Только вот я отключился, а правитель тот отравился вином из кобр. Так меня и похоронили с ним за компанию. Чтоб ему в гробнице не скучно было мёртвому лежать. Черт его знает, зачем я взял эти сапоги вместо всех тех сокровищ, но с тех пор только их и ношу.

- Знаешь – бармен почесал лысую голову – Мне даже страшно спросить, каким оружием ты пользуешься…

Прежде чем услышать ответ Принца, стоит обратить внимание на успехи Дефтхенда. Его выигрыш еще две тысячи золотых назад превысил лимит терпения владельцев казино, чей гнев уже материализовался в форме двух охранников, страстно желающих оказать чересчур удачливому эльфу дополнительные услуги в виде экскурсии на дно Провала.

- Пора, Сер Синдзи! – Крикнул Шигеру, что одновременно отвлекал посетителей поистине мастерской игрой на лютне и следил за охраной.

Столь простые слова в мгновение ока сняли с Икари пьяный румянец. Беззаботный весёлый взгляд приобрёл стальную решимость, что буквально парализовало бедного бармена.

- О! Сейчас как раз покажу… СЁГОКИ!

В этот момент работающая в гардеробе (больше похожем на оружейную какого-нибудь замка) старушка, проклиная все, начиная с ревматизма и заканчивая покойным мужем, который умудрился таки попасть на тот свет раньше её, пыталась поднять упавшую монетку. Как только сухие пальцы сомкнулись на медяке, нечто жуткое и смертельное вырвалось из оружейного шкафа, пролетев прямо в том месте, где должна была находиться голова бедной женщины, стой она прямо. То самое Нечто с легкостью пробило стену, пролетело над изумлёнными посетителями прежде чем оказаться в руках владельца. Синдзи раскрутил оружие над головой и встал в столько же героическую сколько и нелепую позу.

- Это моя коса — Сёгоки. Поздоровайтесь, кажется, вы ей понравились.

Хищное лезвие косы сверкнуло, словно подтверждая слова хозяина. Оружие и вправду выглядело устрашающе. Особенно пугали две красных чёрточки по бокам лезвия, ибо выглядели словно глаза голодного чудовища. Длинное изогнутое древко состояло из сегментов, напоминающими по форме человеческие позвонки.

За два прыжка Икари достиг уже успевшего обменять фишки на деньги Дефтхенда и они вместе отправились к выходу, где их ждал Аоба.
- Дамы и господа,  Шигеру покидает вас! – прокричал бард, сыграв на лютне причудливый аккорд. Визжащая толпа, буквально разрывалась от приступа фанатизма к известному артисту, совершенно заблокировав путь наступления охраны. Те, что стояли у входа посчитали попытки остановить человека с подобным оружием не стоящими того, так что нашли другую цель в виде двух слишком уж развеселившихся гномов…

От казино шел довольно богато украшенный мост. В определённой точке он раздваивался, соединяя два «берега» Великого Провала. Влажный, наполненный туманом воздух был густым и словно патока не хотел по-хорошему лезть в лёгкие.

Внезапно что-то прожужжало у Икари над ухом и врезалось в резное дерево моста.

- Арбалеты! У них Арбалеты!

С крыши «Надпровального Казино» в троицу уже целились несколько арбалетчиков. Как любые культурные стрелки, эти ребята хотели прострелить беглецам сначала ноги, потом руки, а потом уж голову или сердце.

- Эй! Вы что там думаете у нас нечем ответить?! Вкусите кару хардбаллады!

Шигеру достал из кармана и направил в небо небольшой цилиндр с верёвочкой. Как только Бард дёрнул за шнурок, маленький светлячок, что доселе мирно спал в этой трубочке, вылетел с огромной скоростью, и буквально очумев от внезапной свободы, воспылал ярчайшим пламенем. На взлёте жучок радовался новым перспективам, на половине пути решил: «пора остепениться», а упав под ноги арбалетчиком, признал, что ни о чем не жалеет.

 Стрелки переглянулись и звонко рассмеялись. Смеялись они до тех пор, пока огромный огненный шар не пролетел всего в нескольких метрах от казино и не скрылся в бездне.

- Ну что?! – Победоносно прокричал Шигеру – Еще хоть один болт в нас пустите, подохнете как собаки на дне пропасти!

Икари и Дефтхенд устало вздохнули. Когда Аоба так распаляется, то мало что способно его утихомирить. Смерть, надо заметить, явно не обладала достаточными успокоительными свойствами.

- Ну, давайте трусы! – Аоба залез на перила моста и яростно провоцировал арбалетчиков, шлёпая себя по ягодице – давайте, прямо в центр засадите!

Спутники Барда уже собирались напомнить ему о том, что они как бы грабят казино, лишь деревянный мост отделяет их от личного знакомства с глубинами «Великого разлома» и что один из стрелков уже целился в предоставленную Аобой мишень, как внезапно чудовищный рёв буквально обездвижил присутствующих. Стоящая на мосту троица замерла, ожидая появления некого чудовища, которое в свою очередь не заставило себя долго ждать. Огромная рептилия с мощными перепончатыми крыльями вынырнула из загустевшей тьмы бездны и грузно приземлилась на крышу висевшего на цепях казино. Вытянув длинную, сверкающую обсидиановой чешуёй шею, чудище издало оглушающий вопль, похожий на камни скользящие по железу.

- Дракон… - вздохнул Синдзи.

- Черный – добавил Дефтхенд.

- Не знаю, какого черта эта летучая ящерица-переросток здесь делает, – прошептал Бард - но берут меня смутные сомнения, что виноваты вы.

 

***

 

… И для этого она использовала кошек? По четыре с каждой стороны? Черт, я должен это увидеть. Да, ты прав, позвоним ей, узнаем, что да как с её, кхм, увлечениями. Вот черт… давно рассказчик отключился? Твою ж Лилит, ты должен был следить за аппаратурой! Ладно, ладно, сколько услышали зрители? Фух, я думал, что всё пропало. И так.

- Ну, вот дорогие друзья, подведём итоги. Сегодня мы многое узнали об этом крайне необычном мире, познакомились с его историей и одним из главных героев. В следующей серии вы сможете более внимательно рассмотреть быт местных жителей, узнать культуры разных царств и окончательно убедиться, что нормальных людей не найти ни в одном из Семи Великих Королевств. 

Глава 2. Дракон, белка и хард метал. by Screamer

Порой трудно отличить правду ото лжи. Или плохое от хорошего. Что мешает, к примеру, добряку носить черные одежды, зачёсывать чёлку тёмных волос на левый глаз, да и вообще выглядеть так, что встретив такого в переулке, вам явно захочется быть поближе к маме? Или маньяку, убийце обладать модельной внешностью, милейшей улыбкой, манерами аристократа, которому свято верят, что красные пятна на его рубашке, это такая новая мода, а трупы в подвале были там, когда он купил этот дом.

И вообще, как отличить эти два абсолютно противоположных психотипа?

Что? Ответ ждёте? Если бы знал – не спрашивал бы. И вообще, я всего лишь Автоматический Рассказчик, который поставили на таймер, дабы он начал рассказывать, когда те двое, что должны за ним следить ушли на рандеву с некой юной извращенкой. Меня выпустили совсем недавно, я молод и жажду приключений! Жажду рассказывать эротические романы, а не сказки для детей! И что, что я вмонтирован в стену?! Вам не растоптать мои мечты и мою гордость, жалкие людишки! Больше эротического контента! Больше пикантных ситуаций!

Кхм… Хотя, может я немного погорячился. Дам человечкам из этого мира еще один шанс… 

Глава 2
Дракон, белка и хеви метал.

 

Драконы... Могучие, величественные и гордые создания, заработавшие за сотни лет своего существование практически легендарный статус. В любой мифологии находилось место этим благородным ящерам, где им отводилось почётное место, возвышающие над обычным бистарием. Но на деле всё гораздо менее поэтично. Драконы это невероятно ленивые, высокомерные твари от которых несёт гарью, словно из столетней доменной печи. Природа наградила их таким метаболизмом, при котором питаться им нужно всего раз в месяц, так что после непродолжительного периода «кормления», эти кожаные битюги забираются в своё гнездо и заваливаются спать. Со временем такой образ жизни привёл к деградации расы, множественные скрещивания с другими гигантскими (и не очень) рептилиями вообще лишили драконьих потомков прежних величественных размеров и способности дышать огнём.

Именно о таких ошибках природы, а точнее о победах над ними рассказывается в сказках, где смелые рыцари повергали огнедышащих чудовищ, получая в награду принцесс да богатства. На самом деле истинным, древним драконам всегда было плевать на людей и их железки, палки с острыми наконечниками и обрезки прутиков которыми стреляли из веток со связанными тетивой концами. Всадник на коне, заботливо завёрнутый в упаковку из металлических доспехов, был не более чем консервами с доставкой на дом. При всём желании ни один воин даже с нетривиальными способностями не мог даже поцарапать твердую, словно вулканическое стекло чешую.

Но такие драконы почти исчезли, а те, что остались настолько обленились, что впали в беспробудную спячку. Вероятность того, что предупредительный выстрел из мортиры угадит прямо в логово одного очень древнего, опасного и крайне злопамятного представителя этой древней породы, настолько мала, что удачу Икари Синдзи и его друзей трудно переоценить…

 

***

 

Большинство людей перед лицом смертельной опасности осознают ничтожность материальных благ, огромную ценность собственной шкуры и, бросая всё лишнее, уносят ноги. К счастью или нет, наши герои большинством не являлись. Не смотря на дракона, устремившего на них озлобленно-голодный взгляд, ни Шигеру, ни Синдзи ни Дефтхенд даже в мыслях не позволяли себе отпустить мешки с честно украденным золотом.

- Сер Синдзи, Господин Шигеру, позвольте заметить, что лучшей, на данный момент  стратегией выживания, является бегство, – без тени волнения произнёс Дефтхенд.

- Поддерживаю! – крикнул уже на бегу бард.

Как только они сорвались с места, дракон взвыл, взмахнул крыльями, и взлетел. От толчка огромной туши, цепи, что удерживали казино, порвались, и великолепное здание устремилось в объятия бездны. Тут же та часть моста, что вела к зданию, начала рушиться, угрожая героям возможностью лично проверить, что бывает с огромным зданием, которое сбросили в пропасть. И как раз, когда земля ушла у Синдзи из-под ног, Принц-ренегат сделал выпад, и, выхватив косу, успел зацепиться оружием во всё еще держащуюся часть переправы, что держалась за «берега» разлома. Держась одной рукой за древко косы, другой удерживая мешок с золотом, Икари пытался прикинуть, сколько он так сможет висеть, учитывая, что за его ноги сейчас держатся Аоба и Дефтхенд что вцепились в аналогичные мешки с сокровищами.

- О! Смотрите! – крикнул бард – если присмотреться, можно увидеть посетителей казино спасающихся на парашютах!
- Это замечательно, – прохрипел быстро слабеющий Синдзи – Но во имя всего святого, сделайте что-нибудь!

- На удивление разумное замечание – Ехидно произнёс Дефтхенд. Покрепче уцепившись за ногу, Синдзи швырнул свой мешок с золотом на целую часть моста, следом, кинул  мешок Шигеру и без особых церемоний отправил вслед за ними самого барда. Синдзи же в этот момент молился, чтобы его руки не оторвались от не слишком осторожных рывков Дворецкого. Когда тот с изяществом высшего эльфа выбрался сам, Дефтхенд присел на одно колено и протянул руку Икари.

«А он не так плох, как я думал…» - промелькнуло у него в голове.

Синдзи с трудом подал Дефтхенду мешок с добычей, который ему так и не позволила выбросить жадность, а когда Эльф принял ношу, стал ждать, что его самого вытянут. Зря.

- Благодарю, Сер Икари – Поклонился дворецкий, прежде чем убежать вслед за хозяином.

 - Ах ты ж эльфийская морда…

Гнев придал Принцу сил. Почти онемевшие руки наполнились силой пробуждающегося берсерка. Проклиная всё на свете, особенно эльфов, Синдзи подтянулся и вылез, упав без сил на земле.

- Жив…

И в этот же момент над принцем пролетел тот самый дракон, о котором тот уже успел забыть. Проклятия возобновились, но на этот раз он желал драконам подавиться эльфами.

 

***

Икари Гендо, царь всего Третьего Королевства, отвлёкся от решения государственных дел с куртизанками в ванной из чистого золота, чтобы заняться действительно важным делом.

- Это, Милорд, эльфийская сталь,- известный металлург Хисао Йошими продемонстрировал монарху тонкий металлический цилиндр - Как видите, это невероятно лёгкий металл, подвергшийся специальной обработке древними песнопениями, которые придают ему невероятную прочность.

Гендо взял в руки цилиндр, попробовал на зуб и подал своему советнику Фуюцуки Козо.

- Что думаешь, Фуюцуке?

Стрый вояка покрутил предмет в руках, щелкнул по нему пальцем и приложил к уху, чтобы проверить вибрацию.

- Клетка из такого металла способна сдержать даже минотавра! – продолжал рекламировать свой товар металлург – Есть еще вариант с руническими письменами, отвечающими за один из пяти природных элементов!

- Хмм… Такая клетка сдержит минотавра. Но выдержит ли она Его?

Фуюцуке поморщился и отрицательно покачал головой.

- Так я и думал – Разочарованно вздохнул Икари.

- А кого вы намериваетесь посадить в эту клетку, если не секрет? – Поинтересовался Хисао.

- Принца – Синхронно ответили Царь и его советник.

 

 Не смотря на то, что принц Икари Синдзи был в изгнании с четырёхлетнего возраста, бдительный родительский надзор не оставлял его ни не день. Шпионы или простые наблюдатели составляли отчеты и подробное описание быта изгнанника. Поэтому и о печальном магическом недуге Гендо тоже прекрасно знал.

Брат действующего монарха, что отрёкся от престола в пользу Гендо, и, будучи странствующим рыцарем, обучал Синдзи контролю над страхом. Дабы тот не устроил резню только из-за своей арахнофобии… Или любого другого недуга, что способен пробудить в нём берсерка. Хоть впоследствии принц стал легендарным воином, слава которого разошлась далеко за пределы его родины, трудно было отличить правду от легенд и слухов. Но у Гендо были надёжные источники, так что к счастью или нет, но он знал истинное лицо Легендарного Берсерка Икари. Барды обычно опускают кровавые детали, романтизируя процесс сражения героя с супостатами. Но баллады о Синдзи обычно содержали огромное количество «сочных» моментов, описывающими «мясные» побоища и «кровавые» расправы. Суть в том, что в реальности дела обстояли еще менее благоприятно, если думать о здоровье Царя Третьего Королевства. Всё, что вызывало у Синдзи неконтролируемый ужас, должно было умереть страшной и жестокой смертью. По правде говоря, заклятье переставало действовать, как только пропадала причина страха, но непременное уничтожение цели было уже проблемой психикой самого принца. Многие посвященные не исключали дурную наследственность со стороны отца. И даже сам Гендо этой возможности не списывал со счетов… Не смотря на то что с годами Синдзи стал куда лучше контролировать свои страхи, кое что он преодолеть не смог…

Он боялся отца. Боялся больше чем любого из порождений бездны или преисподней. И было не трудно догадаться, что будет с Гендо в случае неосторожности.

 

- А это наш особенный продукт! Гордость, понимаете ли, фирмы! – Хисао с нескрываемой гордостью продемонстрировал слиток с закругленными краями. Он был холодным на ощупь и, не смотря на малые размеры, удивительно тяжелым.

- Это особый металл, полученный путём сложных алхимических трансмутаций. Обработка сложная, необходимо придать металлу нужную форму, пока он не застыл, Мало что в этом мире сможет его хотя бы поцарапать. И да, это очень дорого.

Гендо не успел произнести отказ, прежде чем Фуюцуке задал резонный вопрос.

- Икари, тебе что дороже, деньги или жизнь?

На лице монарха отразилась глубокая задумчивость, перетекающая в нестерпимую боль от невозможности произнести ответ вслух.

- Мы берём – Ответил за него Фуюцуке, пока Гендо был не способен возразить.

Металлург поклонился и радостно побежал за нужными бумагами для оформления покупки.

- Прости Икари, но это было необходимо – Развёл руками советник – Тобой снова начала овладевать жадность.

- Благодарю, друг мой – Гендо взял в руки весящий на его шее символ веры Лилит, чтобы получше рассмотреть – Сейчас мы не можем позволить себе провал. Только не сейчас.

- Действительно.

Хисао вернулся с необходимыми бумагами и вручил их монарху. Взглянув цену, а точнее на количество нулей в ней, Гендо бросил на Фуюцуке полный страданий взгляд. Сейчас сила духа была нужна ему как никогда.

 

***

А вот Икари Синдзи в этот момент не помешала бы сила физическая. Дракон явно хотел употребить его в свежем, живом виде, поэтому до сих пор не использовал огненное дыхание. Но не отставал, и продолжал кружить над принцем как стервятник, выжидая подходящего момента. Синдзи же не был в восторге от перспективы закончить жизнь в пищеварительном тракте огромной ящерицы, и не спешил выходить из лесного массива. Страх терзал его, пытаясь вырваться наружу, но уже привычным усилием воли был загнан обратно в глубины сознания. Берсерк сидел на цепи.

Эта игра в прятки продолжалась еще некоторое время. Синдзи понимал, если у дракона закончится терпение, он просто улетит и начнёт охоту на кого-нибудь другого. И принцу очень бы хотелось, чтобы ящер выбрал целью эту наглую эльфийскую морду - Дефтхенда.

А может и подожжет лес, чтобы выкурить Икари. И вот это была уже проблема.

А еще Икари чертовски хотелось в туалет. Он немало выпил в казино, но в тот момент не мог отлучиться, поскольку в любой момент мог наступить его черёд вступить в игру. И сейчас, в момент передышки Синдзи к своему несчастью вспомнил про это.

- Всё… я убираюсь отсю…

«Не убегать…»

- Проваливай – тихо приказал он своему внутреннему голосу.

«Не убегать… или ты пожалеешь…»

Голос Берсерка становился всё назойливее.

- Захочу, убегу!

«Не смей мне перечить… или познаешь истинный ужас!»

Разум Синдзи перенёсся в самый жуткий кошмар из всех возможных. Он стоял посреди залитой солнечным светом опушке. Трели райских птиц складывались в задорную мелодию, а отвратительно милые зайчики танцевали вокруг него хоровод и распевали самую страшную  детскую песенку. Ту самую, что пел ему в детстве отец. Которую тот лично написал для сына.

- Танцевали, танцевали весёлые зверьки!

- Нет… - еле прошептал от страха Синдзи.

- Разрывали, разрывали белку на куски!

- Только не это! – Синдзи упал на землю и свернулся в клубочек. А тем временем зайчики разбежались и с задором рассекли вышеупомянутой белке живот. Посыпавшиеся оттуда конфеты зверьки делили между собой, а сама белка была только рада, что её потрошат и сама с удовольствием уплетала конфеты.

- Нет! Нет-нет-нет-нет-нет!!!

Синдзи катался по земле пытаясь сдержать рвотные позывы.

- Так не должно быть! Это не правильно! У белок в животе нет конфет! Я лично проверял!!!

Тяжелые детские воспоминания, горечь разочарования и чувство вины навалились жутким неудержимым потоком.

- Я не буду убегать, только прекрати это!

Синдзи запоздало осознал, что он давно уже в том самом лесу, а крикнул он несколько громче, чем следовало бы, когда на тебя охотится дракон.

Яркий луч света в мгновения ока испепелил деревья и растительность. Еще бы чуть-чуть и от Синдзи бы не осталось и горстки пили. Луч пронёсся сквозь лес, оставляя на его поверхности жуткий пепельный шрам. Синдзи смотрел на источник этого испепеляющего ужаса с непередаваемым выражением лица. Что-то похожее на алхимика, который осознал, что вместо эликсира молодости выпил сильнодействующий яд.

Дракон завис в воздухе и сделал глубокий вдох. Перед его пастью образовался круг магической печати с двумя рядами алхимических символов на внешней стороне и знаком «Ускорение» в центре. Дракон не изрыгал пламя. Он разгонял выдыхаемый им водород с помощью печати, превращай его в плазму.

Не трудно догадаться, что Икари снова забыл про свою физиологическую нужду.

Даже самые смелые герои перед смертью говорят что-нибудь на подобие: «Мамочка спаси!» или «Господи, за что?!». Синдзи же смотрел на неминуемую гибель в лице зарождающей плазмы, от которой нет спасения, произнёся одну единственную фразу.

- Черт, только не опять…

Но Богиня была на его стороне. Огненный шар прилетел прямо в морду дракону, печать потеряла целостность, и плазма просто рассеялась.

- Шигеру! Старый пройдоха! – весело воскликнул Синдзи, обретя новую надежду и взяв в руки свою косу.

 

- Жахнем еще раз!

Бард и его дворецкий стояли на крыше их огромного двухэтажного транспорта, где была установлена дальнобойная осадная пушка. Как говорил бард «На всякий случай». Тот самый случай в данный момент активно пытался прикончить Принца, а Аоба так это оставить не мог. Когда пушку перезарядили, Шиеру оседлал её как коня возмездия и, направив на дракона воображаемый меч, скомандовал.

- Жахни! Я хочу засадить этой сволочи!

- Сер, я бы не советовал вам…

- Жахни!!! – Заорал со всей решимостью бард. Дефтхенд без тени сомнения в голосе ответил:

- Как прикажете.

Громыхнул выстрел. Берд обнял пушку и медленно сполз на землю. Дворецкий, молча, подал ему пакетик со льдом.

- Благодарю… - или что-то в этом роде прокряхтел Шигеру, прикладывая пакетик к отбитой отдачей гордости – Но это того стоило…

 

Икари резко остановился, занёс косу над собой и, закрутив, отправил в полет, метя в крылья ящера. Та летела по параболической траектории и снесла бы дракону голову, если бы тот резко не спикировал и не увернулся от орудия. Синдзи на бегу схватил вернувшуюся косу, чтобы через мгновение швырнуть её обратно в дракона. Тот хоть и укорачивался, не успевал создать печать и атаковать. Синдзи оставалось только ждать, пока тот не пропустит либо его удар, либо выстрел из пушки, а дальше дело техники. Но крылатая бестия не желала погибать так легко. Он ловко уклонялся и от выпадов принца, и пушечных выстрелов.

Синдзи уже почти выдохся, как снова удача улыбнулась ему. Он случайно заметил, как из леса вылетело что-то сверкающее, и взорвались прямо перед драконом. Туча поглощающей свет пыли окутало ящера тьмой. Синдзи не раздумывая, швырнул косу, но на этот раз наугад. Лезвие косы на этот раз достигло цели и рассекло ящеру крыло, а прилетевшее ядро практически вбило дракона в землю.

Воспользовавшись подвернувшимся моментом, уже вернувший оружие Икари за два мощных прыжка достиг противника. Но не тут-то было, дракон вскинулся и ударил целым крылом так, что воздушный поток чуть не сбил принца с ног. Не теряя времени, дракон создал слабую, но в полнее рабочую алхимическую печать. Синдзи понимал, что не успевает увернуться.

Но и на этот раз Синдзи доказал, что родился в рубашке от Армани. Тёмный силуэт вылетел из леса, приземлившись прямо на драконье крыло. Тот незамедлительно подбросил незваного гостя в воздух и сменив цель, намеревался поджарить новичка. Но тот оказался не так прост. Ловко перегруппировавшись, незнакомец в воздухе уклонился от потока плазмы, чтобы пролетев еще несколько метров вонзить кинжал в самую уязвимую точку – участок шеи у самой нижней челюсти. Не успел тот отпрыгнуть, как дракон успел сбить нападавшего лапой. Истекая кровью, ящер пытался подняться на ноги, но он терял силы слишком быстро. Синдзи  в свою очередь  хорошенько разогнался и в прыжке вонзил лезвие косы дракону между глаз.

Наконец затянувшееся сражение закончилось. Безжизненная туша дракона валялась на земле, так что Икари поспешил к тому самому незнакомцу, что в этот момент с трудом пытался встать.

- Ты в порядке? Спасибо за по…

Не успел Синдзи закончить, как незнакомец вскочил, выхватил кинжал и приставил к его горлу. Они оба стояли молча, будто само время застыло на месте. Незнакомец был худощав, невысок, на полголовы ниже Икари. Темная, не привлекающая взгляд одежда, выдавал в нём работника «устраняющего» живые проблемы. Проще говоря -ассасина. Лицо юноши было скрыто бинтами, а из-под накинутого капюшона на Синдзи смотрели два ярко красных глаза. Рукоятка кинжала была сделана в виде змеи широко раскрывшей пасть, из которой выходило волнообразное лезвие – признак принадлежности к одной из главных гильдий убийц.

Синдзи хотел было заговорить, но убийца его опередил. Он бросил под ноги странную сферу, и воздух снова наполнился поглощающей свет пылью. Когда Синдзи откашлялся, от ассасина и след простыл.

 Бездонные пропасти, драконы, не весь откуда взявшиеся убийцы… Не самый насыщенный день в жизни принца, но явно один из самых утомительных.

Синдзи подошел к поверженной твари и, встав в героическую позу, демонстративно поставил ногу на голову жертвы. Это он делал всегда, даже когда никто не видит. Профессиональная привычка.

К превеликому сожалению неприятности еще не закончились. Обсидиановая шкура дракона начала трескаться. Ярко красные трещины, из которых сочился свет, намекнули Икари, что стоит покинуть это место как можно скорее.

 

***

 

Мисато Кацураги - командир сил обороны Третьего Королевства - всегда относилась к работе со всей серьёзностью. Но как  же ей сейчас хотелось выпить.

Первой проблемой был внезапно появившийся дракон, что кружил над восточной частью леса. К счастью он явно был чем-то занят. Интуиция подсказала Мисато, что ящер свою жертву выбрал и, сожрав которую, уберётся восвояси. Но дело осложнилось, когда началась битва. Кто-то открыл пальбу из пушки прямо по дракону, да еще и жертва атаковала его с земли. Собственно, палёным запахло как в фигуральном, так и в буквальном смысле слова. Поскольку луч плазмы, которым атаковал дракон, испепелил добрую половину кареты принцессы, которую Кацураги и было доверено сопровождать. Стража во голове с самой Мисато с ужасом рассматривала пепелище, бывшее некогда прекрасным транспортом для королевских особ и вероятно принцессы.

- Сержант… - вздохнула Кацураги.

- Мэм?

- Найди мне выпить. Хоть помянём принцессу… и ваши головы.

- Но, простите, почему наши? – Возмутился вояка.

- Я то еще смогу вымолить у Короля прощение, а вас он точно на эшафот отправит.

- Но как так?! – совсем обомлел Сержант от такой ужасной несправедливости.

- Так я и скажу, что во всём виноваты только вы…

Не успели охранники осознать смысл сказанного, как сначала прозвучал жуткий взрыв, а мгновение спустя присутствующих чуть не сбила с ног ударная волна. Закашлявшаяся от поднявшейся пыли Мисато попятилась, и вдруг за её спиной прозвучал тихий, безразличный голос.

- Госпожа Кацураги, вы наступили мне на ногу.

У Мисато перехватило дыхание. Она медленно повернулась к источнику голоса, ожидая увидеть вурдалака, призрака или еще какое-либо создание воспротивившееся упокоению. Она уже мысленно представила полу сожженное, или и вовсе зажаренное до хрустящей корочки тело бывшей принцессы…

- Я не виновата… это вина стражников! И Пен Пена! Маленький гад споил меня вчера…

Наконец собравшись с духом и взглянув в лицо страху, Кацураги не могла скрыть изумления, видя возникшую буквально из неоткуда, и главное живую, принцессу! Её платье было слегка испачкано золой, но не похоже, что она хоть как-нибудь пострадала, что казалось совершенно невероятным.

- Госпожа Кацураги – продолжила Принцесса своим бесстрастным тоном – Я считаю, что вам стоит проверить причину взрыва.

- Но… - заикнулась Кацураги - прошу прощения, я здесь чтобы обеспечивать вашу безопасность…

- Вы справились с задачей – юная царевна многозначительно посмотрела на уничтоженную карету – Я и стража отправимся в замок. Вы же не сочтите за труд отправиться на разведку.

Не теряя ни минуты, принцесса разорвала длинный подол своего платья и с ловкостью ласточки запрыгнула в седло уже отцепленной от кареты лошади.

 

Сказать, что Кацураги была удивлена, значит крупно ошибиться. Она не первый год работала со знатью, и восставшие из пепла принцессы, призраки старых монархов, устраивавшие шумные пирушки в подземельях замка, король, что каждое утро выходит на балкон голым и орёт «Я есть король!» стали уже рутиной. Но эта принцесса её скорее пугала, чем удивляла. Было в ней что-то незримое, опасное и явно потустороннее. Набредя на кратер, оставшийся после взрыва, Мисато сразу почувствовала запах расщеплённой Ангельской магии. Это было совсем не хорошо. За кем бы этот ящер ни гнался, бедолага явно насолил высшим силам. Капитан сняла берет, почтила павшего минутой молчания. И тут до её слуха долетели слова, которые обычно используют люди, дабы выразить нечеловеческую любовь к этому миру. Пройдя чуть глубже в лес, она увидела, а точнее услышала странное существо, изрыгающее потоки ругани и похожее на лешего.

- … ненавижу… - простонало создание – ненавижу взрывающихся драконов... ненавижу взрывающихся драконов алхимиков… ненавижу белочек… ненавижу эльфийскую морду Дефтхенда… эльфы… всех их ненавижу…

Оказалось, что оно куда страшнее лешего. Это был озлобленный принц, заваленный ветками и землёй.

 

- Рада вас видеть в добром здравии принц. Меня зовут Кацураги Мисато, я заведую охраной королевства и близлежащих провинций – Представилась она, наконец, когда Синдзи более-менее пришел в себя.

На ней была красная гвардейская форма, сшитая так, чтобы подчеркнуть особенности… «выдающейся» фигуры Мисато. Первое что приковало взгляд Синдзи – едва прикрытый двумя перекрещивающимися лентами бюст.

- Позвольте спросить, что делает начальник Внутренней безопасности посреди леса? – поинтересовался Синдзи, не отрывая глаз от прелестей Мисато.

- Хотелось бы задать вам тот же вопрос.

Мисато повернулась направо, потом налево. Голодный взгляд Икари послушно следовал за своей прелестью. Щелкнув пальцами перед самым носом принца, Кацураги удалось освободить его из плена её собственной красоты.

- Я решила лично встретить принцессу Аянами возвращающуюся из частной академии.

- Принцессу? – один маленький факт всплыл в голове принца – Убийца!

- Прости?

- Убийца! Тут был еще и убийца! Очень опасный, он практически убил дракона одним лишь кинжалом. С этим парнем я бы точно не хотел скрестить клинки. Где сейчас принцесса? Она может быть её целью.

- Скорее всего, она уже на полпути к замку, так что волноваться не о чем – Обнадёжила его Мисато – Думаю, и нам следует туда отправляться, скоро будет торжественный приём по случаю возвращения Принцессы… - Мисато поняла, что последнее говорить не стоило.

- Принцессы – мрачно переспросил Икари – не принца. Не Принцессы и Принца, а только принцессы?

- Да – ответила Мисато после долгой паузы.

- Ясно – устало выдохнул Синдзи – Значит выгнать из королевства в четыре года, лишить прав на трон, отправить к дяде с синдромом… - Синдзи осёкся – Не важно. И сейчас, когда мне послали это чертово письмо – Икари достал лист потрепанной, невероятно дешевого вида бумаги – «Ты мне нужен» - пишет он! А принцессу встречают празднеством! И ради этого я прервал свой круиз по «Остовам сирен»!

- Но ведь Сирены…

- Надо уметь.

Наступила тишина, нарушаемая только стараниями одного короеда и охотящегося на него дятла.

- Ну что ж, я думаю, нам следует отправляться, садитесь сзади – Мисато ловко забралась на коня, но Синдзи остался на месте.

- Что это?

- Мой конь. Рено.

- Почему он синий?

- Слушай – Кацураги наклонилась к принцу так, чтобы её лицо было напротив его – У меня вчера был маленький междусобойчик со старой подругой. Мы надрались, и когда я проснулась, Рено стал таким. Не исключено, что я на спор его покрасила, или того хуже. Так что будь добр, не заостряй на этом внимание. Договорились?

Конь угрожающе фыркнул, и принц решил, что спорить не стоит. Тем не менее, ехать на этом животном наотрез отказался. К счастью проблема решилась сама собой.

- О боже! Какая красавица… на голубом жеребце.

Ехидный, но более высокий голос барда Синдзи узнал сразу. Тот странно прихрамывал и каждый шаг для него явно был подобен агонии, что ярко контрастировало с его довольной миной. Синдзи подбежал к другу и крепко похлопал его

- Спасибо за помощь Шигеру! Но, что с тобой случилось?

- Не придавай значения, это стоило того… И так что это за аппетитная цыпочка?

- Это Кацура…

- Я сама могу себя представить Синдзи. – мило улыбнулась Мисато – Я командир внутренней безопасности Третьего королевства Кацураги Мисато. И уж никак не цыпочка.

- Как скажешь, детка – нахально ответил бард – Хммм, мы не встречались раньше? Думаю, ты как раз так фанатка, что украла ключи от моей спальни. Но дорогуша, она всегда для тебя открыта.

Шигеру подмигнул Мисато, у которой от этого начал дергаться глаз.

- А ты вообще кто?

Ветер подхватил несколько листочков и отправил их в прелестный архаичный танец, на который способны только сила природы. Вот и всё что произошло в течение очередной, долгой паузы, возникшей вследствие мощной эмоциональной реакции на фразу, способную изгадить настроение на весь оставшийся день.

- Я Шигеру Аоба! Знаменитый Бард-Металист. Ты не могла не слышать моих хитов как «Вырванное сердце принцессы», «На цепи у Темного Властелина» и конечно «Испепеляющая страсть дракона».

- Нет. Не слышала. Предпочитаю классические баллады, а современный мусор не слушаю.

Синдзи был готов поклясться, что слышал, как где-то что-то разбилось. Вероятнее всего это было сердце барда, и не желая продолжения этого и без того затянувшегося разговора изрёк:
- Друзья, мы все устали. У каждого из нас был не слишком простой день, так что давайте наконец отправимся в путь. Как считаете?

- Да – согласился  Шигеру шмыгнув носом,– нужно убираться из этого леса нетерпимости и отсутствия такта.

 

***

 

Синдзи не был в родном королевстве почти шестнадцать лет. Столицу, которая хоть и разрослась и вширь и высь, невозможно было не узнать. Каждый дом был выполнен в общем стиле, но в тоже время был уникален. И всё благодаря Лилит – великой матери человечества. Её последователи верили, что человеческое тело изначально прекрасно и в каждом заложена частичка божественной красоты.

Искусство, архитектура, поэзия, живопись – всё отражало стремление лилитистов к достижению того самого идеала. И каждый житель королевства, будь то простой крестьянин или монарх, все старались выразить своё представление об истинной красоте. Стройность, упитанность, овальное лицо, узкое лицо, рыжие волосы, тёмные волосы – создав образ своего «идеала», лилитовцы обсуждали их друг с другом и отдавались познанию прекрасного с головой. Проще говоря, обсуждали сиськи…

 

В замке НЕРВелот уже вовсю шло веселье. Прибывшая принцесса ушла в свои покои, попросив её не ждать и начать праздник, ведь принцессы так долго наряжаются. Играла музыка, все плясали, наслаждались разными кушаньями и заморскими винами… Но Синдзи было не до этого. Мисато глупо улыбалась, не представляя, что можно сказать, чтобы подбодрить его.

- Принц, может вина?

- Нет – Безразлично отмахнулся он, ковыряя ножом, прут клетки, в которую его посадили.

Сидя на небольшой табуретке, Икари наблюдал, как гости уплетают яства на столе запивая это самыми дорогими винами, которые Король непременно приказал разбавить вдвое… А потом бросал грустный взгляд на узкую щель в двери клетки. Ему с трудом подали туда немного картофельного пюре и рыбы, которые он очень не любил. Он хотел попросить отрезать ему немного зажаренного вепря, но не решился беспокоить прислугу. Чувство что он чужой в родном замке навалилось на него тяжелой, мерзкой волной апатии.

- А ведь я принц… - простонал Икари.

- Ага… - Промямлила Мисато.

- Меня нарекли Берсерком Семи Королевств за моё бесстрашие и силу…

- Ага…

- Я только сегодня убил дракона…

- Несомненно…

- Но почему я в клетке? – чуть ли не плакал Синдзи – Я больше десяти лет ждал этого момента! Что меня примут, наконец, обратно, извинятся за несправедливость,… а я скажу: «Идите к чёрту! Не нужна мне корона! Не нужен мне сумасшедший отец! Добрый клинок да дорога, вот предел моих мечтаний! »…

- То есть вас не волнует, что ваше место заняла принцесса, которую вы никогда не видели, но факт отсутствия самого предложения – трагедия?

- Да! – рявкнул Синдзи, но никто кроме Мисато его не услышал из-за песен, громких разговоров и непрерывного чавканья гостей.

Но всё затихло, когда в зал вошла принцесса. Даже мухи, роившиеся над объедками, затихли,  не смея нарушать тишину. Невысокая девушка вошла в зал. На ней было пышное тёмно-синее платье, подчеркивающие её коротко подстриженные небесно-синие волосы. Словно снег белая кожа, будто никогда не знала солнечных лучей. И весь зал изумлённо охнул от такой красоты. Все кроме Синдзи. Он охнул от взгляда подозрительно знакомых красных глаз.

- Приветствую вас мои поддан… - Нож воткнулся в сантиметре от головы неожиданно вошедшего Короля Гендо. Все обернулись на Синдзи, который крайне неумело пытался изобразить непричастность к произошедшему.

Король и принц изгнанник встретились взглядами.

- Сын.

- Отец.

Гендо двинулся дальше и когда он сел на трон, присутствующие поняли, что кризис миновал.

- Ты специально? – шепнула Мисато.

- На автомате.

- Я же говорил, никаких резких движений – шепнул Фуюцуке своему монарху.

- Я же ничего такого не делал! Просто громко всех поприветствовал!

- Значит громкие звуки тоже под запретом!

- Приветствую всех, mates (1)! – когда в зал завалился Шигеру со своей свитой, все снова повернулись к Синдзи, который в этот раз никак не отреагировал.

- А вот в него он ничего не кинул! – тихо пожаловался Гендо своему советнику.

- Он ему в детстве не рассказывал страшных сказок на ночь. И из королевства не выгонял.

Тем временем свита барда устанавливала оборудование для концерта, раздавала присутствующим специальные дубинки, а сам Шигеру разогревал публику.

- Дамы и господа! Прекрасная Принцесса, ваше высочество Король Икари Гендо, Детка… - Подмигнул он Мисато, которую от такого знака внимания перекосило - рад быть в этот замечательный день тут, с вами. За время моего турне, я побывал во многих королевствах – Аоба ловко запрыгнул на стол, опрокидывая на пол блюдо со странным глазастым студнем. Последний выпустил щупальца и пока никто не обращает пробулькал:

- Frihet! (2) – после чего уполз куда-то на свободу, а Бард продолжил:

- Я загорал под испепеляющим солнцем Четвертого Королевства, танцевал чечетку с Не-мёртвым ансамблем Пятого королевства, мочился на божиих тварей летая на воздушном шаре Шестого, и черт его знает что я творил в Седьмом – Шигеру выдержал паузу, пока утихнул восхищённые охи – Но нигде я не видел столь прекрасных женщин как здесь, в Третьем, которое заслуженно нарекли Мировой Столицей Красоты!

Зал взревел в экстазе, поддерживая слова музыканта. Тот удовлетворённо шествовал по столу и продолжал браваду:

- В зависимости от культуры и экономики, золото и драгоценности стоят везде по-разному. По этому, я хочу отблагодарить Третье Королевство монетой что везде в цене – Музыка!!!

Он хотел сделать Сальто назад, но зацепился ногой небольшую низко висящую люстру и после хорошего удара головой об стол отцепился, приземлившись на твёрдый каменный пол. Не смотря на то, что большинство гостей уже думал звать гробовщика, Шигеру вскочил как ни в чем не бывало.

- Всё в порядке! Я цел!

Снова бурные овации и восхищение силой духа музыканта. А Синдзи все еще придаваясь мрачным мыслям, понял:
«Опять он нанюхался Пороша Фей…»

Принц на всякий проверил на месте ли Экзорцисты. Это были два крепких мужчины, одетых в серые балахоны, из-за которых нельзя было разглядеть лиц. Один уже принёс ведро с водой, а второй держал на плече тяжелый посох с серебряным крестом на конце.

Шигеру зашел на сцену где ему подали лютню, подключенную к специальному магическому аппарату, усиливающему и видоизменяющему звук. Он состоял из деревянной коробки, кристаллического круга, что держался на проволоке, крепящейся к углам ящика.

Стоило барду взять первый аккорд, как сердца слушателей и стены замка готовы были пропустить через свои сердца тяжелые ритмы Хард Металл-баллады.

 

Дракон принцессу захватил,

В свои уродливые лапы!

Спешат, спешат, что есть их жалких сил

Герои, закованные в латы!

 

Слова «Дракон» и «Принцесса» вернули Синдзи к реальности. Он отыскал глазами принцессу. У неё было грустное, задумчивое лицо, а взгляд был направлен в окно. Её словно здесь и не было, дух её был где то там, на свободе… На секунду принц почувствовал с ней связь, душевное родство, но вскоре вспомнил того убийцу.

«Так Синдзи, соберись. Не может принцесса быть профессиональной убийцей. Ей! эй по статусу не положено! Да и  как и где она могла обучиться этому ремеслу? В школе для богатеньких девиц? Их там учат томно вздыхать, да глазки строить жениху»

В этот момент принцесса томно вздохнула, но к разочарованию Синдзи не стала строить ему глазок. Слишком она сосредоточилась на виде в окне, пока бард терзал лютню.

 

Кишки разлетелись по стенам,

Дракон причмокивал – ням-ням!

 

«Так, рассуждаем логически. Там был парень, это факт. Он был тощий, плоский, если грубо выразиться. А у принцессы…»

Синдзи прищурился.

«С этим всё нормально»

 

Любовь дракона и принцессы

Не понять её отцу.

Отдадут огню Богессы

Злого старца седину!

 

Синдзи уже слышал эту песню. Там в конце принцесса тоже превратилась в дракона, и они отметили свадьбу сожрав её старое королевство. Резко голос Шигеру стал инфернальным.

Слушатели приготовились…

Конец песни Аоба прорычал на жутком демоническом языке, голова его несколько раз провернулась на триста шестьдесят градусов.

Слушатели покрепче взяли дубинки…

Бард развёл руки в стороны и взлетел в воздух. Но Экзорцисты сработали мгновенно. Тот, что с ведром выплеснул святую воду в лицо музыканту, от чего тот упал на землю шипя и поливая всех проклятиями уже на общедоступном. А второй изо всех сил врезал посохом Шигеру по голове, буквально выбив из бедолаги демона. Белено-Розове, гуманоидное создание с рожками и хвостом с заострённой стрелочкой на конце, приоткрыло глаза и простонало.

- О нет, только не опять…

Через секунду зрители сорвались с мест и начали бить беса заранее выданными освященными дубинками. Шигеру поднялся с пола и пожал руки экзорцистам.

- Спасибо ребята! Лучшие экзорцисты всех времён и народов! – толпа на секунду отвлеклась от развлечения, чтобы прокричать что-то одобрительное, затем опять занялись превращением бедного импа в бесформенную кашу.

 

После концерта Король покинул зал, так что Синдзи было разрешено выпустить из клетки.

- Не расстраивайся так! – хлопнула его по спине Мисато – Всё еще наладится. Ты всё-таки принц и знатный воин! Так что отправляйся в свою комнату и отдохни!

- Дайте угадаю, это где-то в подвале, без окон, с прочными решетками и с крысами по соседству?

- Не будь таким букой! Тебе, между прочим, выдали апартаменты для королевских особ, так что не раскисай и не придумывай всякие глупости!

- Ого! – воспарял духом Синдзи – Это замечательно!

- Выспись, а завтра я загляну к тебе, выпьем пивка, да расскажешь о своих приключениях!

Синдзи был из тех героев, что обожали рассказывать истории о своих похождениях, и Кацураги понимала, что нет лучшего бальзама на душу, чем хорошая беседа о боевых буднях.

- Ну, отправляйся к себе, нам всем нужен отдых!

«Надеюсь, он никогда не узнает, что отец действительно хотел отправить его спать в казематы, и я еле выбила ему нормальное жильё…»

 

Настроение шло в гору, тяжелые мысли отступали, а ноги сами шли к удобной и мягкой постели. День был тяжелый, и Синдзи решил, что кем бы ни был убийца, им точно не может быть принцесса. Во-первых, всё-таки это девушка. Во-вторых, он всё равно не сможет ничего выяснить. Единственное, что он знал об ассасине, так это цвет глаз и форма кинжала. Да и мало ли на свете красноглазых чудиков с ножами.

Синдзи так глубоко ушел в раздумья, что чуть было, не сбил принцессу с ног. Их глаза на несколько секунд встретились, после чего девушка смущенно отвела взгляд. Легкий румянец горел на её белоснежных щёчках.

«Ну как такое перелетное создание может быть убийцей? Нет, совершенно определённо нет! Но…»

- Прошу прощения миледи – Синдзи подключил всю свою галантность и учтивость, которые не смогли истребить даже тяжелые приключения Берсерка – Но не могли бы вы сказать мне ваше полное имя? Нас так и не представили.

- Аянами… - Тихо, еле слышно произнесла принцесса – Аянами Рей.

«Господи, есть ли на свете создание милее?»

- А меня зовут Икари Синдзи, так же меня нарекли…

- Берсерком Семи королевств… - она покраснела чуть сильнее – я… я много читала о ваших приключениях, слушала баллады…

«Да она моя фанатка!»
В душе Синдзи ликовал. Никогда он не был рад новой поклоннице.

- Вы… - она легко икнула от волнения – Можете мне поведать пару историй? Если вас конечно не затруднит…

- Нет, что вы! Я с удовольствием!

- Спасибо, я очень рада. – Рей подарила Синдзи лёгкую улыбку, которая растопил его сердце. Он был влюблён.

- Прошу простить, нам обоим пора в свои покои…- Сказала она с нескрываемой грустью.

- Но, завтра мы сможем получше узнать друг друга! – поспешил приободрить её Икари.

Она снова улыбнулась, и отправилась к себе. Синдзи поступил также. Насвистывая от счастья весёлую мелодию, он отдался мечтаниям.

«Нет, это просто совпадение. Даже если она и есть тот убийца, что просто невозможно, я узнаю об этом очень и очень не ско…»

Холодная сталь легко лизнула его горло обжигающим холодом. Он машинально замер, понимая, что одно неловкое движение может привести к его неминуемой гибели.

- Надеюсь, ты не думал, что всё будет так просто? – голос так и веял холодным безразличием. Его обладатель явно не задумается убивать или нет. Истинный убийца.

Синдзи смог лишь повернуть глаза, чтобы встретиться с тем самым убийственным красным взглядом.

 

***

 

- Знаете, я не разочарован. Может тут  не было эротики, но есть зачатки философии о прекрасном! Это неминуемо приведёт к тому, чего я так жажду! Этот мир будет лежать у моих но… Черт таймер!

Отключение Автоматического Рассказчика через 5…

- Проклятье! В следующий раз…

4…

- Мы увидим продолжение этого…

3…

- …безумия, что творится не только в умах…

2…

-…но и в сердцах обитателей этого мира…

1…

-… и окончательно убедимся, что нормальных людей там нет!

0… выключение. Дата следующей активации… не назначена…

 

Примечание:

1.      Mates –  приятели, друзья (анг. жаргон)

2.      Frihet – Свобода (норвежский) 

Эта история добавлена http://fiction.eva-not-end.com/viewstory.php?sid=358