Радиоактивная игрушка by Rosetau
Summary:

Она внимательно осмотрела дверь, табличку, слова, каждую букву, каждую трещинку и царапину. А потом вытащила из сумки маленький, слегка вздрагивающий сверток.
Развернув его, она положила на свободную ладонь красное, конвульсивно сокращающееся сердце.


Categories: Neon Genesis Evangelion Characters: Asuka S., Many, Rei A., Shinji I., Yui I.
Жанр: Ангст, Драма, Сверхъестественное
Challenges:
Series: Нет
Chapters: 2 Completed: Нет Word count: 1847 Read: 6102 Published: 09.02.2012 Updated: 07.03.2012

1. Ночь: 1 by Rosetau

2. Ночь: 2 by Rosetau

Ночь: 1 by Rosetau

 

Give me the freedom to destroy
Give me radioactive toy


Ночь: 1
Hatesong. Дождь. Одиссей и Навсикая.

По улицам разливалась шипящая меланхолия. Девушка открыла глаза и лениво посмотрела на небо, хотя эту серость небом мог назвать только неисправимый оптимист.
- С добрым утром? - как-то нерешительно спросил человек, сидящий возле кровати.
Девушка не ответила. Вздохнув, она легла на бок и тяжело поднялась. Из соседней комнаты тут же прибежала большая черная собака и стала носиться кругами, убеждая хозяйку, что если она сейчас же не покормит своего любимого питомца, непременно случится что-то страшное.
Пес крутился вокруг ее ног, мешая переодеваться и причесываться.
Она подняла глаза и одновременно с человеком у кровати вновь посмотрела на небо.
Не сказать, что девушке нравилась вся эта мрачная атмосфера, которой была окутана улица. Скорее, она считала такую погоду удобной. Потоки лени с остатками сна стекали по тротуарам, собирались в настоящие реки и превращались в заводи, такие же серые, как асфальт, такие же скучные, блеклые, неинтересные. То, что секунду назад было ярким образом, теперь стало лишь дрожащей каплей на окне.
В этом городе осень царила уже давно, ученые грозились опять завести свою шарманку про глобальное потепление. Но небо за серым покрывалом было с ними не согласно. Ему совсем не хотелось вылезать из кровати и готовить для людей белые хлопья на завтрак.
Девушка едва успела нацепить на голову две красные заколки, как нетерпеливая собака встала на задние лапы и оперлась на хозяйку всем весом.
- Да что ты... Пошли уже.
Все было готово. Не готова была лишь сама девушка.
Сегодняшний день был для нее очень важен. Сегодняшний день мог положить конец всему, однако она бы предпочла для такого события ясное небо.
Пройдя на кухню, она вскипятила воду, взяла чашку и приготовила себе крепкий кофе. Потом достала из шкафа булку, разломила ее пополам и протянула собаке.
Пес радостно гавкнул и с большим удовольствием принял угощение. Вскоре и вторая часть булки отправилась к нему в пасть.
Взяв чашку с кофе, девушка вытянула вперед руку ладонью вниз. Черная собака послушно села и замерла. Ладонь вверх - питомец поднял голову и откинул нижнюю челюсть. Струйка черноты полилась ему в глотку.
Почти по-человечески глотая, пес выпил кофе и облизнулся, а потом решил отблагодарить хозяйку и снова оперся ей на грудь.
- Прекрати! - приказала она, и пес, поджав хвост, скрылся в комнате.
Девушке нужно было идти.
Но сейчас она вдруг поняла, что отдала бы все на свете, только бы ей позволили остаться дома.
- Даже не думай.
На кухню вошел человек с доверительным лицом.
- Не думай, все это пустое. Глупые сомнения. Ты забиваешь голову обычным мусором. Помнишь, как тебя учили? Отдели зерна от плевел. Ты все делаешь правильно. Все будет хорошо.
Человек обнял девушку и мягко прижал к своей груди.
- Слышишь? Ты нигде не ошиблась. И ты справишься. Ты же сильная.
- Сильная? - страдальчески прошептала она.
- Сильная, - уверенно заявил человек.
После этого он разжал объятия.
- А вечером я буду ждать тебя здесь, чтобы послушать рассказ о твоем триумфе.
С минуту девушка вглядывалась в его лицо, потом покачала головой и достала из сумки косметичку. Закрасив темные мешки под глазами, она поправила челку, надела куртку и покинула теплую квартиру.
- Удачи, - донеслось ей вслед.
Слово запуталось в дымящейся, ядовитой меланхолии, и девушке показалось, что в этом пожелании проскочила издевка.

Город медленно просыпался, умываясь холодными струями безразличия.
Никто не заметил девушку, выпорхнувшую из подъезда и туманом скрывшуюся в серой пелене.

***

- Неужели это Синдзи? Выздоровел прямо к фестивалю?
Парень подумал, что ошибся школой. Она очень преобразилась - все ученики с энтузиазмом готовились к празднику, который по традиции проходил осенью, и готовились так рьяно, что заставили Синдзи усомниться, а не приплачивали ли им.
Даже Тодзи, обычно не проявляющий никакого интереса к таким мероприятиям, сейчас помогал старосте украшать класс.
Конечно, Икари не планировал заболеть, пропустить несколько недель занятий и выйти прямо перед школьными праздниками. Но он был рад видеть, что все так увлеклись общим делом.
Как удалось выяснить позже, ученики сожалели лишь об одном – все придется проводить в школе, потому что из-за дождя вряд ли кто-то рискнет ставить палатку на улице.
Синдзи не стал выделяться из общей массы и тоже включился в работу. Рук как всегда не хватало, ему быстро нашли занятие.
Парню очень нравились подобные события, которые заставляли разных людей работать сообща. Вот и Рей, складывающая из бумаги украшения, сидела рядом со своими подругами и о чем-то с ними болтала. Довольно часто на ее лице мелькала улыбка. Один раз девушки обернулись, посмотрели на кого-то, потом переглянулись и захихикали.
Синдзи поневоле вспомнил первые дни Рей в школе. У нее всегда были очень глубокие и набитые всякими мыслями карманы, поэтому за словом она лазила долго, но сейчас он был за нее спокоен. Икари казалось, что школа являет собой настоящий бастион радости и дружбы, и выдержит любую осаду грустного, одинокого дождя.
Однако не все было так хорошо, как ему хотелось.
- Читали вчерашнюю газету?
- Да, я тоже слышала...
- Цифры снова подскочили...
- Нет, тут семью я заводить точно не буду.
- А что, уже планируешь?
- Но ведь это так страшно, если задуматься...
То тут, то там в классе возникали искры беспокойства, которые могли превратиться в настоящую бушующую панику. Одноклассники Синдзи говорили о младенческой смертности. Последнее время известия о гибели новорожденных стали настоящим бичом страны. Молодые мамы были очень напуганы, молодые семьи не желали заводить детей, а тех, кто рисковал, ждало очень жестокое разочарование.
Икари не хотел думать об этом, не хотел представлять себя на месте матери, носившей под сердцем свое сокровище, а теперь растерянно смотрящей на мертвое тельце.
Врачи собирали консилиумы, присылали новые экспериментальные лекарства, но пока никаких результатов это не принесло.
Чтобы отвлечься от дурных мыслей, Синдзи решил сходить за соком. Или кофе. Он еще не решил, но все же склонялся к теплому кофе, лучшему оружию против холодных ручейков на окне.

За время его болезни школа несколько преобразилась. Дело было даже не в том, что все ученики как один принялись готовить фестиваль. Бог, живущий в мелочах, сделал перестановку в своей квартире.
Обычно освещенные автоматы с едой и соками теперь стояли во мраке.
Ученический совет давно обещал починить здесь лампу, но, видимо, теперь они были заняты фестивалем. Вечно у них находилось оправдание, подумал Синдзи.
Автоматы светились как-то напряженно и в чем-то даже таинственно. Этот свет лишь сгущал тьму.
Однако бог не только переставил мебель, но и сдал комнату новому жильцу.
Около охочих до мелочи машин Икари увидел незнакомую девушку.
Сначала ему показалось, что это Аска, но красные заколки на голове были немного меньше и отличались по форме. Они больше походили на маленькие рожки.
Рука, протянувшаяся за выпавшей из автомата банкой, блеснула красными ногтями, а когда девушка повернулась к Синдзи, он с удивлением понял, что она носит темные очки.
И, как будто ради издевки, у девушки была длинная челка.
Парень отстраненно подумал, что она перегнула палку. Скрывать глаза и за очками, и за челкой - это какая-то крайняя степень подозрительности.
«Хотя кто знает, - рассудил он, - может, у нее есть все причины так делать».
Несколько секунд парень и девушка смотрели друг на друга, потом она подняла руку с алюминиевой банкой и просто сказала:
- Привет.
- Привет, - машинально ответил Синдзи и, чтобы скрыть смущение, повернулся к автомату и стал выбирать себе кофе.
- Ты ведь из класса 2-А?
- Угу.
- Ясно.
Разговор как-то не клеился. Икари чувствовал, что девушка хочет ему что-то сказать, но никак не решится. Хотя, быть может, ему просто хотелось, чтобы она что-то ему сказала.
Набравшись смелости, он повернулся к ней.
- А твой класс что делает? - спросил он первое, что пришло на ум.
- Комнату с привидениями. Ничего необычного, но говорят, что в этот раз туда притащат что-то по-настоящему страшное.
Автомат выплюнул теплый кофе.
Подобрав банку, Икари попытался поддержать разговор:
- Трудно это? Мы ни разу не делали комнату страха.
- Нет, не особо. Она мало чем отличается от кафе. Я бы даже сказала, только и отличается, что одеждой обслуживающего персонала, так сказать.
- Вот как...
- Слушай, ты не против, если я запишу твой телефон? Может, ты прав, и нам действительно потребуется помощь. Тогда я смогу на тебя положиться.
Девушка улыбнулась. Сопротивляться ей было сложно. Чем дольше Синдзи смотрел на нее, тем больше ей шли эти дурацкие темные очки в этом дурацком сумраке рядом со светящимися автоматами.
А еще он заметил запах. Сладковатый, слегка удушливый и ни с чем не сравнимый запах девушки. Точнее, ее духов.
- Да, конечно, - в очередной раз машинально отозвался парень и продиктовал свой номер. - А ты...
- Ого, который час. Так, мне сегодня надо рано уйти, не мог бы ты уделить мне пару минут? Вот видишь, уже прошу твоей помощи… Это недолго. Хотя если я тебя отвлекаю…
Синдзи пожал плечами:
- Да нет, что надо делать?
- Весь класс сейчас разбрелся по школе в поисках реквизита, а мне надо закончить классную комнату. Одно окно все еще не завешено шторами, я бы и сама справилась, но вдвоем получится намного быстрее. Хотя бы помоги просто отрезать по размерам.
- Ладно, пойдем.
Девушка улыбнулась:
- Спасибо. Это не займет много времени.
Парень кивнул. В конце концов, надо помогать друг другу. Общая атмосфера школы лишь подстегнула его альтруизм.

***

На площадке перед квартирами клубилась легкая грусть, которая запирала двери на замок и призывала хозяев остаться в такой день дома.
Девушка выпорхнула из лифта и мелкими каплями осела на входной двери, где висела табличка со знакомым именем.
Она внимательно осмотрела дверь, табличку, слова, каждую букву, каждую трещинку и царапину. А потом вытащила из сумки маленький, слегка вздрагивающий сверток.
Развернув его, она положила на свободную ладонь красное, конвульсивно сокращающееся сердце.
Этому сердцу было очень страшно, оно невольно замирало от каждого раската грома.
С любовью проведя по нему пальцем, другой рукой девушка достала большую английскую булавку.
А потом, не думая, не гадая, ничего не видя перед собой, одним уверенным движением пронзила сердце и приколола его на дверь.
Сердце вздрогнуло, из него потянулась тоненькая красная струйка. На нее тут же напали хищные серые капли, смешали с собой, превратили в себя, не оставили ничего.
Лишь маленький подтек на двери, еле видимый след.
Девушка с минуту наблюдала, как, опутанное меланхолией, вздрагивает сердце, постепенно окрашиваясь из красного в синеватый.
Потом она резко развернулась и вновь потерялась в каплях.

***

В классе было еще темнее, чем у автоматов. День заливался сюда только с мокрыми струями, бившими в еще не завешенное окно. Все остальные окна были скрыты под плотными шторами.
Все было черно-белым, все было готово к страху.
На дальней парте лежал кусок жесткой материи, от которой требовалось отрезать нужный кусок.
- Сюда, - сказала девушка и повела парня к своему рабочему месту.
В уже привычном шуме дождя послышался щелчок.
Девушка резко глянула туда, откуда донесся ненавистный ей звук. В самом темном углу класса стоял человек с бледным лицом. Под его правым глазом была нарисована слеза, а в руках он держал пистолет, направленный на девушку.
- Ты в этих очках что-нибудь видишь? - спросил Синдзи, который сам шел с большим трудом.
Парень на всякий случай выставил вперед руки, чтобы не напороться на случайный страшный реквизит.
- А, верно, - девушка сняла очки, дошла до своей парты и повернулась к нему. – Уже пришли.
В первое мгновение парню показалось, что ее глаза светятся.
Он никогда не видел таких глаз. Реальность запиналась об эти зрачки. Ее глаза были настолько колючими, что в них путалась даже самая мелкая деталь. От этого пристального взгляда ничего не могло укрыться.
Колкие, прекрасные глаза.
- Что? - недоуменно спросила она.
- Мне кажется, - неуверенно начал Икари и поводил рукой, - что тебе нужно укоротить челку.
- Мне все так говорят.
«А, вот как», - подумал парень, с грустью отмечая, что его рыцарский комплимент остался незамеченным.
- Ладно, давай все сделаем, и я тебя отпущу. Наверняка ведь тебе еще в свой класс надо, - сказала она.
- Он должен был вернуться в класс еще пятнадцать минут назад, - донеслось из угла.
- Я тебя не спрашивала, - ответила девушка.
- Хватит этого цирка, он меня достал.
- И что ты сделаешь? Твой пистолет как всегда на предохранителе.
- А ты никогда не думала, что одно движение пальца - и он станет смертоносным оружием?
Девушка не ответила.
А Синдзи словно не замечал этой перепалки.
- Держи вот так, - она показала парню, где схватиться.
Ему пришлось высоко поднять руки. Девушку скрыла темнота класса и темная штора. Откуда-то снизу донеслись звуки щелкающих ножниц.
- Ты точно видишь, что режешь? - с намеком на беспокойство спросил парень.
- Синдзи, пожалуйста, не волнуйся. Мне не впервой заниматься рукоделием.
«Да я же не об этом...» - подумал он.

- Вот будет классно, если ты порежешь его.
- Заткнись.
- Ты ведь уже прикидывала. Любительница крайностей, мой маленький дьявол. Либо признайся, либо убей – мне всегда нравились твои метания.
- Можешь болтать сколько угодно, я уже все решила.
- Ты все решила? Посмотрим. Посмотрим прямо сейчас.
Щелк-щелк-щелк.
- Ведь я уже посадил в тебя зерно сомнения.
Щелк.
- И это зерно – дуло, приставленное к моему виску?
- Именно так.

Руки у Синдзи уже порядком затекли, но и девушка закачивала свой труд. Парень решил перехватиться поудобнее и чуть передвинул руку. Если бы он мог видеть в темноте, то с удивлением заметил бы улыбку, мелькнувшую на губах девушки.
Ведь миг спустя там, где он только что держал штору, закрылись ножницы. Их лезвия слегка зацепили его указательный палец.
- Ай! - скорее от неожиданности, чем от боли воскликнул Синдзи.
- Что?.. Ох, прости!
Икари уронил штору и попытался разглядеть рану в тусклом дождливом свете. Кровь сочилась какая-то бледная, серая.
- Прости! Пожалуйста, прости! Я думала, я все правильно... Черт, умоляю, извини меня.
- Да брось, - улыбнулся парень, - это просто царапина. С кем не бывает.
- Но я же так тебя уверяла, что умею, а теперь...
- Ну перестань, - Синдзи чувствовал себя неуютно. Такие мольбы о прощении были для него довольно редки и ставили в неудобное положение скорее его, чем настоящего виновника. - До свадьбы заживет.
- Дай сюда.
Девушка взяла его руку.
- Я должна все исправить.
Потом она резко обхватила палец губами. Икари даже не дернулся, он наблюдал за этим как во сне. О таком развитии событий парень никогда не думал.
Влажный язык девушки исследовал его палец, пытаясь обнаружить ранку, а Синдзи никак не мог справиться с какой-то внезапной, непонятно откуда взявшейся нервной дрожью в коленях.
Он просто решил не мешать ей, но, тем не менее, другой рукой взялся за свою щеку и потянул.
Ничего не случилось.
Чуть прикусив палец выше царапины, девушка слизала несколько капель крови и наконец отпустила руку Икари.
- Прости, я не хотела.
Потом она вытерла мокрый палец своим платком и наклеила на царапину пластырь.
В этот момент дождь словно бы усилился, парень еле расслышал ее слова:
- Послушай, даже после всего этого... Ты сможешь отдать мне Еву?..
Глаза, внимательно осматривающие палец, теперь смотрели прямо на Синдзи. Эти колкие глаза, которые рвали его глазные яблоки.
«Еву?..»
Отчего-то парню стало нехорошо.
- Мы ведь закончили со шторами?.. - запинаясь и пятясь назад, пробормотал он. - Меня и правда в классе заждались. Ну, номер у тебя есть!..
И не оборачиваясь, он вылетел из сгустившейся темноты под приятный, почти теплый свет ламп.
Человек в углу засмеялся.

***

Этот странный день наконец закончился.
Закончился бы. Но Синдзи даже не догадывался, что странный день только встречал свой рассвет.
Не догадывался он и о том, что за Аянами Рей, медленно идущей под зонтом, следовала по пятам машина с тонированными стеклами. Кто знает, заметила ли Рей слежку, или же ей было абсолютно все равно, но эта машина не отставала от нее с самого утра.
Однако водитель бездействовал.
Синдзи не знал об этом, да и если бы ему рассказали - что бы он сделал? Поэтому по пути домой он, не обремененный тяжелыми думами, решил заскочить в кафе. Дождь все не унимался, и парень рассудил, что погреться чашкой горячего кофе совсем неплохо.
Сложив зонт, он открыл знакомую дверь, за которой его ждала заботливая теплота и приятный запах.

- Ха-ха-ха! Именно, именно! Наша принцесса вампиров может работать и на расстоянии!
За соседним столиком сидели три девушки. Синдзи узнал двоих, Найто и Каё, его одноклассниц и подруг Рей. А третья была ему незнакома.
- О ком вы?
- Айса, только не говори мне, что ты не слышала.
- Чего? У вас есть что-то интересное?
Найто скорчила рожу и подняла руки:
- У-у-у, городская легенда номер три! Известная, прежде всего, тем, что стала таковой всего за пару месяцев!
- И что же это?
- А это одна сучечка из параллельного класса. По паспорту - Сейри. В народе - шлюха, дрянь, мразь, самка богомола. Бессердечная скотина. И все остальные эпитеты, применимые к нехорошему человеку женского пола.
- Господи, - Айса порядком удивилась. - Чем же она заслужила такую немилость?
- О, это целая история. Красные рожки-заколки, ярко-красный лак, черные очки - лети, лети, мотылек, на этот огонь, обжигайся и падай! Скажи мне, Айса, строго между нами девочками, каких женщин ты не переносишь больше всего?
- Наверное, тех, кто не знает, что такое достоинство.
- Дай пять, - Найто откинулась на спинку дивана и взяла стакан. - Сначала до нас дошли странные слухи, а потом и эта дура к нам перевелась. Все парни от нее без ума, а она только этим и пользуется. Беззастенчиво берет у них деньги, издевается, обманывает, кидает. Словом, использует свою красоту - сомнительную, надо сказать, - на полную. И совесть ее совсем не грызет. А еще эти чертовы SMS без пробелов!..
- Каё, неужели все так?
Девушка кивнула.
- Школа стоит на ушах. Тут у нас редкий случай финального босса - она не только красивая, она еще и умная. Учителя от нее в полном восторге, а она и рада им задницу вылизывать. Некоторые говорят, что она спит с директором, хотя вот этому я не очень склонна верить. Но то, что она беззастенчиво присваивает себе чужие заслуги и хвалится направо и налево тем, чего не делала - правда.
Парень старался не показывать, что всеми силами подслушивает, поэтому как мог изображал из себя обычного посетителя кафе. Только пластырь на указательном пальце все время попадался на глаза и напоминал о себе.
- Зачем ей все это?
- Вот мне тоже интересно.
- Так подошли бы и спросили.
- М-м-м... - Каё замялась. - Мы не можем. Все девушки нашего и параллельного класса решили ее не замечать. Ну, и мстить при случае.
- Прям вот мстить? - брови Айсы снова поползли вверх. - Крупно, видать, она вас достала. Никогда бы не подумала, что вы способны на такое.
- Еще бы! - гордо воскликнула Найто. - На свете нет более жестоких существ, чем дети и женщины.
Синдзи слышал каждое слово и никак не мог взять в толк. Сейри? Неужели они говорили о той, кому он помогал со шторами? И эта девушка, паникующая из-за любой царапины, издевается над учениками и зарабатывает себе очень дурную славу?
- Спущенная в унитаз сменная обувь, разрисованные учебники, жвачка в волосах, - Найто принялась загибать пальцы. – Правда, все это лишь в планах… Чертовка очень осторожна. А что мы уже сделали?
- Кнопки на стуле, порванное домашнее задание.
- И все это - за ее спиной!
- Что? - Айса скривилась. – Детский сад. Объявляете войну - так выходите лицом к лицу. Что это за грязные игры? Не ожидала от вас, девчонки.
- Просто тебя эта зараза еще не коснулась. А вот в нашей школе настоящая чума свирепствует. Этот энергетический вампир скоро из нас все соки выпьет...
- Прекрати!!!
Синдзи чуть не поперхнулся. События развивались стремительно, парень осмелился чуть повернуть голову.
Рядом со столиком, за которым сидели три девушки, возникла маленькая фигурка младшеклассницы. Девочка была так зла, что казалось, ее каштановые волосы сейчас воспламенятся.
Остальные посетители кафе, коих было совсем немного, с интересом стали наблюдать за происходящим.
- Прекрати говорить гадости про Сейри! - заверещала девочка.
- Хо-хо, - протянула Найто. - Позвольте представить - личная шавка Дерьма, девочка, которая ненавидит свое имя.
- Как тебя зовут? - спокойно спросила Айса.
- Сиори Каори, - глядя ей в глаза, так же спокойно ответила девочка.
- Учителя до сих пор не знают, где имя, а где фамилия, - с усмешкой добавила Найто. - А про твою хозяйку я не перестану говорить правду, покуда она остается таковой. Жаль, что тебя, птенчик, уже не спасти.
- «Пес принца я! - я рыкну на вопрос. Скажите, сэр, а чей вы сами пес?» - продекламировала Каори.
Девушки недоуменно посмотрели на нее.
Потом Найто наклонилась к Каё и громким шепотом произнесла:
- Лучше вызови скорую...
- Я не странная! - воскликнула девочка. - И Сейри не странная! Она лучше вас всех! Я очень рада, что у меня такой семпай! Я бы служила ей всю жизнь! В отличие от тебя, стерва, говорящая гадости ей за глаза, а в глаза даже боящаяся посмотреть!
- Ох, вот оно как, - Найто откинулась на спинку дивана и обвела своих подруг рукой. - Может быть, ты нам расскажешь, какая принцесса хорошая? И еще добавишь, что это у нее такая самооборона против наших нападок?
- Расскажу! Она очень умная, и болеет впридачу! Она всегда безупречно справляется с делами класса. Она еще и работает - в отличие от тебя, которая сосет деньги с родителей!
- Неуважительное обращение к семпаям будет вынесено на обсуждение в ученическом совете, - как бы между прочим заметила Найто. - Да, Каё?
- Ей приходится красить ногти дома, потому что того требует работа, а после школы она не успевает! Ей приходится брать часть обязанностей команды на себя, чтобы успеть в срок, и потому она тоже приписывает себе общие заслуги. Но не забывает про остальных! Она никогда не спала с директором! Она честная и трудолюбивая! Вы все ей просто завидуете! Она...
- Она-она-она! - передразнила ее Найто. - Прекрати. Это Сейри тебе рассказала? Позвонила и говорит: «Нет, девочка, ненавидящая свое имя, директор не пялит меня в задницу»?
Каори заскрежетала зубами, из ее глаз полились слезы.
- Я вас ненавижу, - выдавила она.
- Как страшно.
Найто взяла свой остывший кофе и вылила его на голову застывшей девочке.
- Иди домой, малявка. И в разговоры семпаев больше не смей вмешиваться.
Не в силах сдержаться, Каори разревелась на все кафе и вылетела на улицу.
Равнодушно проводив ее взглядом, Найто сказала:
- Свиноматку не видать в школе уже несколько недель. Надеюсь, она умерла. Айса? Куда ты?
- У меня еще есть дела.
- Если ты побежала за мелкой дурочкой, не старайся - девочка бегает лучше всех в младшей школе.
Айса взглянула на подругу, но промолчала. Выбираясь из-за столика, она с силой наступила на ногу Каё, отчего та громко охнула.
Даже когда оставшиеся девушки собрались и пошли домой, у Синдзи перед глазами стояла эта мерзкая картина. Он не хотел участвовать в дворцовых интригах, не знал, кому верить, на чьей стороне выступать, но был уверен в одном - вот так относиться друг к другу точно нельзя. Ни к своему врагу, ни к младшим ученикам, ни даже к ровесникам.
Нужно, обязательно нужно быть добрее и терпеливее. Обязательно нужно понять, почему твой знакомый поступил так неожиданно.
Но все стараются как можно быстрее обидеться и разбежаться в разные стороны. Неужели им так плохо вместе?
«И почему Сейри не было в школе несколько недель, если я сегодня ее видел?»

Выйдя из кафе, Найто и Каё как по команде раскрыли свои зонты.
- И когда этот дождь уже кончится?
- Секунду...
Найто полезла в карман, откуда доносился глухой звук вибрации.
- Сообщение... Ну-ка... А...
- Что?
- Гм... Ничего... Ха.
- Да что там?
- Кое-что... Кое-что очень интересное.
Найто улыбнулась.
Ее подруге эта улыбка очень не понравилась.

***

Пришпиленное сердце обсасывалось и переваривалось одиночеством еще несколько минут, прежде чем дверь открылась и из квартиры высунулась голова Аянами Рей. Она взглянула на сердце, на кровавый подтек, а потом просто выдернула из него булавку, аккуратно укрыла ладонями и внесла в квартиру.

***

Аска сообщала, что с ней все хорошо и беспокоиться не нужно. Синдзи кивнул телефону, и набрал сообщение, в котором обещал навестить ее в ближайшие дни.

Поднявшись в квартиру, он
вылез из мокрых ботинок, стянул куртку и прошел на кухню.
В одно из этих мгновений его настиг звонок мобильного телефона.
- Алло? - ничего не подозревая, ответил Икари.
- Побереги сердечко, - из трубки донесся голос, скрытый голосовым шифратором. - Оно мне еще понадобится.

 

Ночь: 2 by Rosetau

Ночь: 2. Восход Луны.
Красные тельца. Обычный день. "Я хочу держать тебя за гланды".

День медленно скатил солнце за горизонт. Свет отступил, приглашая на свое место холод и тьму.
Теперь можно было расслабиться, забыв обо всем, что произошло и что должно произойти. Заточить себя в маленький бетонный гробик и ввериться во власть червей, оплетающих тело.
Для Сейри каждая ночь была маленькой смертью.
Словно оборотень, мающийся в бреду под полной луной, она никак не могла успокоиться. Перед ней была вся жизнь, куча времени и безграничное количество возможностей, а она мечтала лишь о сне.
По кровати были рассыпаны таблетки - белые, розовые, желтоватые. На полу валялись пустые блистеры, которыми шуршал, понурив голову, черный пес.
Должно быть, девушка перепробовала все снотворные лекарства, которые продавались в аптеках без рецептов, но этого было мало, чтобы Морфей соизволил почтить ее квартиру своим присутствием.
Крепко прижав колени к груди, она пыталась отвлечься от шума, который не давал ей спать, и холода, гуляющего где-то глубоко в груди.
Как только наступала ночь, ее уютный бетонный гробик сразу же окружали черви.
Они делали это постепенно. Они были самыми честными существами на Земле - им было плевать, насколько Сейри красива, как девушку воспринимали другие люди, что они от нее ждали.
Черви просто приходили.

Лежа в своей постели, Сейри с ужасом закрывала руками уши и пыталась не слышать этого шума.
Как будто скованная по рукам и ногам, уложенная в деревянный ящик, она чувствовала, что вокруг, в земле, ползают они.
Смотря на закрытую дверь своей комнаты, она знала, что в квартире кто-то ходит. Черви всегда были рядом с ней. Каждую ночь она запиралась здесь, в четырех стенах, и пыталась спрятаться под одеялом - потому что ей больше некуда было идти.
А по квартире гуляли незнакомцы. Они шоркали, цокали каблуками, иногда покашливали, кажется, даже о чем-то разговаривали.
Больше всего на свете Сейри хотела, чтобы они ушли.
Ради этого она бы приняла все. Даже клубок кроваво-красных червей, туго сплетенных где-то слева в груди - они давно облюбовали себе зияющую дыру, и теперь прочно обосновались на новом месте.
Но этого им было мало. Иногда они заползали ей в голову и оставляли маленькие червоточины сомнений.

Вот Сейри стоит в своей старой школе. От нее куда-то уходит молодой парень, а девушка очень хочет окликнуть его и сказать, чтобы он помог ей вытащить нож, который только что всадил ей в спину.
Но она ничего не говорит. Поднятой рукой она не хватает его за запястье, а быстрым движением смахивает соленую капельку с щеки.
Вот Сейри делает пометки в своей оранжевой тетради.
Маленькая фотография, биометрические данные и краткое описание. Графа "Болевые точки" подчеркнута красным.
Вот Сейри перекрашивает волосы. Теперь из натуральной блондинки она превратилась в жгучую брюнетку.
Вот Сейри сладко улыбается, чувствуя - еще не дырой, вполне настоящим сердцем - как на том конце провода человек обмирает, покрывается холодным потом и хочет ей возразить. Но у него нет такой роскоши.
Вот Сейри такая, вот Сейри сякая, вот она стоит, лежит, говорит, волнуется, радуется, боится, справляется, улыбается.
Королева, пастырь слепых овец, волк в овечьей шкуре, гамельнский крысолов.
Довольная собой. Так кажется другим.

Но, проделав очередную дырочку в ее воспоминаниях, один из червей показывается на поверхности.
Тогда Сейри слышится: "Все было правильно?"
И шум за дверью ее комнаты становится громче.

Темно-серые облака скрывают красную луну. Она похожа на сердце, но сквозь этот мертвый покров девушка никогда до нее не дотянется. Такая луна не станет освещать ей путь, и Сейри обречена коротать свои ночи в компании громких червей.
Девушке хочется спать, ей хочется забыть обо всем, что было в прошлом, год назад, три года назад, в день ее рождения.
Она пытается не думать, не замечать ублюдка с нарисованной каплей под глазом, который равнодушно сидит в углу комнаты и прочищает свой пистолет.
К утру она уже не понимает, что слышит на самом деле, а что ей просто кажется.
Ей нужен человек, нормальный человек, который сидел бы рядом, которого можно было бы коснуться. Возможно, сильнее, чем желание сна, она хочет спросить у этого человека: "Ты слышишь то же, что и я?"
Она очень надеется на отрицательный ответ. Потому что тогда ей станет легче. Одно-единственное слово может избавить ее от всех страданий.
Но рядом нет никого, кроме не замечающего девушку обладателя пистолета и черного пса, грустно вздыхающего на полу.
Даже человек с доверительным лицом куда-то испарился.
- Я сильная?.. - иногда стонет Сейри, сама не понимая, убеждает ли она себя или спрашивает пустоту. – Сильная...

Интересно, что бы сказала эта девушка, узнай, что рядом с ней нахожусь я.
И я вижу и слышу ровно то же, что и она.

***

Забавно вспоминать, как все это начиналось.
Почему-то тебя всегда волновало, что ты не помнишь лица матери. Другой бы просто забыл, реакция импринтинга сделало бы матерью первое лицо, которое он увидел.
Но почему-то ты был не такой.
Ты точно знал, что все, кто до этой поры окружали тебя, не были твоими биологическими родственниками. И если это подсказывали тебе гены, переданные от мамы, они же могли ее найти.
Конечно, довериться слепой интуиции - это совершенно глупая затея. Но беда была в том, что ты занимался глупыми вещами с самого рождения. Ведь напоминать не нужно? Рутина на протяжении 230 месяцев.
Такое впечатление, что и желание заниматься глупостями ты тоже унаследовал от матери.
А может, ты просто был зачат в глупой ситуации? Иногда, лежа в своей комнате, ты думал об этом. О всех факторах, которые определяют твое поведение и характер. Или даже желания.
Ребенок ли ты любви или тебя кинули; в какое время душа поселилась в это маленькое тельце - в миг после слияния двух клеток или в момент первого крика; кто ты по знаку Зодиака, по Китайскому календарю; какое у тебя имя; что тебя окружает в первые минуты жизни.
У тебя был список из сотни факторов, которые могли повлиять на твою любовь к музыке, на желание заниматься глупостями и на мысль. Самую главную мысль, которая не давала покоя вот уже седьмой год: "Где моя мама?"
Поиск, наведение справок, это понятно, ты пробовал искать. И тот, кто всю жизнь занимался и делал глупости, не мог поверить своим глазам. "Неужели у меня получилось?"

Сидя в машине с тонированными стеклами, ты достал мобильный телефон, отключил вспышку и направил его на проходившую мимо девушку.
Она не обращала на тебя внимания уже второй день, хоть ты и, совершенно не скрываясь, следовал за ней по пятам.
Щелк, щелк, щелк - ты жал на кнопку, электронный слепок реальности оседал нулями и единицами на стенках флеш-карты.
Но, просматривая эти фотографии, ты каждый раз убеждался - они не могут воскресить тех чувств, которые появляются у тебя рядом с ней.
Чуть волнистые волосы, бесстрашный взгляд красных глаз и четкое понимание того, куда она идет.
Эта девушка не занимается глупостями, такое было понятно каждому дураку. Она знала, чего хочет и как этого добиться. Прямо шла к своей цели.

Ты откинулся на спинку кресла и вставил ключ в замок зажигания.
Сегодня самый важный день в жизни. Ты сам накрутил себя, но это ощущение тебе нравилось. Предвкушение чего-то невероятного, которое в равной степени может обернуться как удачей, так и катастрофой. Но тебе казалось, что получится все же последнее. Ведь ты все время делаешь глупости.
Еще один взгляд на застывшую девушку. Как же тебе хотелось с ней поговорить.
Безусловно, ты искал не это тело. Она была слишком молодой, ты сам был старше нее на несколько лет.
Но сомнений больше не было - это твоя мама.

***

- Последнее время ты просто невыносима.
Каё откинула назад свои золотистые волосы и достала из сумочки лак для ногтей.
- Тогда в кафе ты изрядно перегнула палку.
- Я знаю, - хмуро отозвалась Найто, посмотревшись в карманное зеркало и увидев там пару грустных темно-зеленых глаз. - Просто я...
- Просто держи себя в руках и все.
- Надеюсь, о том случае никто не узнает.
- Сколько можно повторять - сначала дума...
- Каё! - резко воскликнула девушка и пристально посмотрела на подругу. - Пожалуйста, прекрати уже. И без тебя тошно. Я знаю, все знаю, ты уже тысячу раз это говорила. Но... ничего не могу поделать.
- Так не бывает.
Найто улыбнулась и откинулась на спинку стула, чуть подправив темные волосы.
Они сидели в классе и проверяли, все ли готово к завтрашнему фестивалю. На парте были разбросаны листы бумаги - некоторые с рукописными каракулями, много раз перечеркнутые, исправленные. Другие были печатными, они требовали от девушек лишь поставить подпись.
День медленно уступал место ночи.
Дождь наконец закончился, и через большое окно можно было заметить, как медленно плывут по небу монотонные, серые облака. В классе чувствовался запах свежести - Каё специально приоткрыла окно.
Девушка давно пыталась повлиять на свою подругу. Найто ей в целом нравилась - но последние несколько месяцев с ней было очень тяжело.
Сейчас она была такой же мегерой, как в тот раз, когда в их класс перевели Икари Синдзи.
- Ты слышала такое выражение - "зов сердца"? - спросила Найто, равнодушно глядя на улицу.
Кроме них здесь никого не было, все ученики разошлись по домам в предвкушении завтрашнего праздника.
- Мне кажется, ты просто оправдываешь свои капризы.
- Может быть... Вот только я думаю, что поступаю правильно.
- Сердце говорит тебе: "Вылей кофе на бедную девочку и не волнуйся, что она будет очень расстроена"? Похоже на оправдание преступников. "Голос мне приказал".
- Да нет, конечно.
- Мне очень не нравится то, что из-за твоей неприязни к Сейри страдают другие люди. Когда тебя начинает нести - можно попрощаться со всеми дружескими отношениями, которые у тебя были с человеком. Каори мне нравилась, я даже как-то помогала ей с распечатками. А теперь она нас ненавидит.
- Я знаю...
- Как будто вернулись в то время. Тогда тоже сердце приказывало тебе издеваться над Икари?
Девушка не ответила.
- Помнится, вы с Судзухарой неплохо спелись. Некоторые даже думали, что вы встречаетесь.
Девушка молчала.
- Даже образцовая староста, и та была как на иголках. Как по мне, сердце так поступать не может.
Каё открыла флакончик и начала красить ногти.
Найто все смотрела в окно.

Первым ее вопросом новичку было: "Эй, Икари-сан, почему ты такой мудак?"
Она не могла сдержать своего раздражения и потому не стеснялась в выражениях.
"Увидев его унылейшую рожу, мне захотелось от всей души вмазать ему по яйцам".
Парень был настолько нерешительный, что всю перемену просидел в классе, уставившись в окно, потому что не знал, у кого спросить дорогу в столовую.
А потом он нашел лестницу на крышу и стал пропадать там.
В этом плане он напоминал Найто некую Аянами Рей. "Которую я просто ненавижу". Эту фразу слышал лишь один человек, но он до сих пор держал ее в секрете.
Спустя время девушка узнала, что из-за необдуманных действий пилота пострадало много людей - в том числе и сестра Судзухары.
Она подтолкнула горячего Тодзи к мысли, что так оставлять это нельзя. Конечно, с сестрой ничего серьезного не произошло, но тем не менее - она в больнице.
"Нам не нужен пилот, убивающий тех, кого должен защищать", - этот предательский шепот ходил за Икари по пятам. Он слышал про это даже по телефону. Найто обладала большой фантазией, ей удалось подговорить одну из одноклассниц названивать Икари и издеваться над ним.
А когда Синдзи пропал, класс узнал про устроенное девушкой и поднял на нее вилы. "Шутки хороши, пока шкура цела!" - говорили они, чем довели Найто до слез.
Она рассказала, зачем все это устроила.
Проверка нового пилота. Аянами ее прекрасно прошла и сейчас с честью, аккуратно защищала всех нас. "Нам хватает проблем с младенцами!" Все были за то, чтобы хоть от странной напасти город был надежно укрыт.
Ученики школы сошлись во мнении, что такая истеричка-пилот им не нужен. Пусть лучше он уйдет совсем.
Однако с тех пор и на девушку, которая слишком много на себя берет, они смотрели с подозрением.
Но ситуацию, что за ирония, исправил главный бунтарь Судзухара. Он сказал, что Синдзи отличный парень, и не стоило на него так накидываться.
Как оказалось, он был прав.
Но некоторые засомневались насчет Найто. Синдзи не знал, кто именно науськивал на него всех одноклассников, но интуитивно старался к ней не приближаться. Однако другие, следящие за всем со стороны и не принимавшие активных действий, почувствовали в словах девушки фальшь.
Одним из таких пассивных наблюдателей драмы была Каё.

Найто повернулась.
- Ты же знаешь, что, когда этот год закончится, я уйду из школы.
Каё знала. И ни за что на свете не согласилась бы оказаться на месте подруги.
- Родители уже все решили. Я честно пыталась найти способы вырваться, перепробовала все варианты, но, как видишь... Обычно на вопрос "Можно ли купить любовь?", не подумав, сразу отвечают: "Нет". А вот я говорю - запросто. Просто нужен соответствующий капитал.
- Ты так ничего и не знаешь?..
- Нет. Папа с мамой думают, что так я буду в большей безопасности. Им не нравится этот город, им не нравится то, что больницы не могут защитить наших детей. Привереды фиговы. И поэтому я отправляюсь за тридевять земель, как будто там опасности меньше, чем здесь.
Ее голос дрогнул.
- Я его даже ни разу не видела... этого своего парня. Ни единой фотографии, ни голоса - только имя и все. И вот в конце зимы я отправляюсь сама не знаю куда, где должна буду провести свой остаток дней сама не знаю с кем. Я должна его полюбить, должна его обожать, вести себя как образцовая японская жена, гордиться им, помогать ему, поддерживать его и все радости и беды переносить с ним вдвоем. Моя золотая клетка, шелковый поводок. И знаешь, что самое классное?
Каё как будто бы безучастно красила ногти, не смотря на подругу.
- Мне уже сказали, что денег у него хватит на все. Я буду под постоянным наблюдением, - она вздохнула. - Ни дом спалить, ни повеситься.
Каё методично красила ногти.
- Наверное, родители считают, что для меня это благо. Ведь я несмышленый детеныш, который не знает чего хочет. У которого нет собственного мнения и желаний. Жаль, что у меня не получается донести до них простую истину - все это есть. Я ненавижу Икари, потому что он такой спокойный и улыбчивый. Я ненавижу Хораки, которая не может скрыть своих чувств, но ничего не делает ради их выражения. Я ненавижу принцессу и ее котят за то, что она такая идеальная и ей все сходит с рук. А я... Я не такая. Я вспыльчива и эгоистична, я не знаю, что такое любовь, я не могу делать все так, что с меня все взятки гладки. Я просто обычная девушка, у которой ничего не получается и для которой мир закроется через 71 день.
Каё молчала.
- И потому мое еще пока живое сердце просит меня - разорви со всеми отношения. Оставь свой след в их памяти. Пусть негативный, пусть они меня ненавидят. Зато у них останется воспоминание, что я была здесь, хоть и не добрым словом они будут называть мое имя. Через 71 день я исчезну навсегда, а я даже не знаю, что такое любовь и настоящие чувства.
- Потому ты пытаешься узнать хотя бы ненависть и злость? - девушка, аккуратно держа кисточку от лака, наконец нашла в себе силы посмотреть на подругу.
- Я и с тобой разругаюсь, - тихо сказала Найто. - Потом. Через пару месяцев. Сделаю что-нибудь такое, после чего ты захочешь меня убить. У меня богатый опыт.
- Я тебе все прощу.
- Не думаю. Помнишь, как Икари убегал из города? Не последнюю роль в этом сыграла и я. Так что...
Девушка вздохнула, а Каё не знала, как ее можно утешить. Слова тут были бессильны и бессмысленны, Найто уже попрощалась с добрыми эмоциями и решила забыть их как можно скорее.

Вдруг подруги услышали, как кто-то открыл дверь класса. На пороге стояла Аянами Рей, которая вопросительно посмотрела на разбросанные по парте листы бумаги.
- А, прости, Рей, мы уже заканчиваем, - сказала Найто. - Так, Каё, что тут еще осталось?
- Все.
- Все сделано?
- Все сделать.
- Э-э...
Рей чуть подняла брови:
- Вам помочь? - тихо спросила она.
Найто нервно улыбнулась.
- Ну давай, лишним не будет.
Взяв стул, Аянами уселась рядом, Каё убрала лак, а Найто достала ручку. И тут вдруг о чем-то вспомнила.
- Слушай, Рей... Помнишь, мы говорили о том, кто тебе нравится?
Аянами очень старалась не меняться в лице, но покрасневшие уши ее выдали.
- Так вот. У меня есть одна идейка...

***

Народ медленно заходил в зал.
В фестивальной круговерти настала минутка отдыха - классы разобрались со всеми проблемами, кафе и дома с привидениями работали как часы, все посетители, заглянувшие в этот день в школу, были очень довольны.
Пустые сиденья и лениво разворачивающие декорации школьники казались какими-то ненастоящими, как будто Синдзи пришел в школу в воскресенье.
Когда посещаешь в школу в такой день, кажется, что в мире что-то сломалось, или ты ненароком заглянул за ширму, которая отделяет обычные будни от чего-то волшебного.
Сбежав от сорвавшейся с цепи старосты, которая все ошибки фестиваля принимала очень близко к сердцу, Икари укрылся в актовом зале, который готовили для следующего спектакля.
Он должен был начаться через час, поэтому у парня было время перевести дух.

Он уютно устроился в уголке на заднем ряду и так пригрелся, что ненадолго задремал.

Открыв глаза, Синдзи заметил, что зрителей стало намного больше. В основном это были ученики, но среди них было немало их родственников.
Судя по часам, спектакль должен был вот-вот начаться - получалось, что парень проспал почти час.
"Хорошо, что староста не заметила", - подумал он. За такое она точно его убила бы.
Но даже с учетом близящегося начала, зрителей все равно было мало. В этом плане Икари всегда жалел театральный кружок, хотя, рассудил парень, они давно должны были привыкнуть. В школе трудно собрать битком набитый зал.
Сбоку от него уже сидело несколько человек, поэтому Синдзи решил не беспокоить их и остаться на весь спектакль - все равно на заднем ряду ничего не слышно, а он сможет еще немного подремать.
"Надеюсь, Тодзи удалось успокоиться старосту". Потому что Икари не знал, как оправдать перед ней свое отсутствие.
Он закрыл глаза и почему-то вспомнил про Аску, а следом за ней - про Рей. Было очень забавно на пару с Тодзи упрашивать театральный кружок, в котором числилась Аянами, не давать девушки никакой роли. Икари очень волновался, он знал, как ее пугают незнакомые люди и как она теряется, если на нее кто-то пристально смотрит. Глава клуба и сам понимал, что эта тихоня не создана для игры на сцене, но ему надо было написать в официальной ведомости хоть какую-то причину, по которой участник кружка не участвовал в постановке.
Они шли после школы и перебирали вслух все варианты.
Разговор плавно перетек в размышления о том, какая бы роль подошла Рей лучше всего, если бы она все же согласилась играть.
Парни так развеселились, что не заметили, как наступила ночь, и пора было расходиться.
В конце концов, бланк так и остался незаполненным. Все понадеялись, что в суматохе праздника это пройдет незамеченным и как-нибудь решится само.
Под пафосное музыкальное сопровождение и обрывки нечетких фраз, Синдзи радостно клевал носом и видел сумбурные сны, в которых империи вставали и рушились, а Аянами играла роль дерева и комментировала авторской речью все происходящее.
Синдзи поднял голову и потер глаза.
Комментировала?..

На сцене, одетая в костюм ведьмы, стояла Аянами Рей и запинающимся, дрожащим голосом декларировала свою речь, изо всех сил стараясь не сбиться.
Икари выдохнул. Без сомнения, это была Рей.
Что она тут забыла?
Парень прекрасно понимал, как ей приходится тяжело. Иной раз она не знала, как вести себя с подругами, а сейчас пыталась завоевать умы и сердца всех тех, кто следил за каждым ее движением.
Судя по всему, новость об участии Аянами в спектакле уже успела обогнуть школу, по меньшей мере, пару раз. Зал заполнялся на глазах, а у бедной девушки была одна из главных ролей.
Синдзи ничего не понимал.
Он уже собрался найти главу театрального кружка и расспросить его - на бедняжку Рей было больно смотреть - как вдруг его остановил незнакомый голос:
- Так это и есть "Аянами Рей"?

***

- Тебе не кажется, что это звучит как-то по-киношному?
Такой вопрос задала бы Каё подруге.
Направляясь домой после фестиваля, она бы назвала ее имя и спросила:
- Похоже, что ты вычитала это оправдание из книг.

Оправдание.

Каё видела все.
Один раз она наткнулась в книжке на термин "преступная халатность" и что-то мерзкое шевельнулось в груди.
О внезапном переезде Найто Каё узнала только недавно. Иногда ее подруга вела себя еще хуже Сейри. Часто оправдывалась общим благом и обстоятельствами.
- Кажется, ты завралась, - наконец, наконец сказала бы ей Каё.
Изучить эмоции? Разорвать отношения?
- Чушь.
Ты просто выпендриваешься.
- Ты просто любишь издеваться над людьми.
Сердце тебя никуда не зовет. Я видела твой взгляд, когда ты выливала кофе на голову Каори, когда ты объясняла Рей, что ей надо сделать.
У Сейри есть ее котята. Да пусть бы одна только девочка, ненавидящая свое имя. Она возносит ее до небес, она готова идти за ней до края Вселенной.
Такую любовь тоже надо заслужить.
- У тебя же нет никого.
Ты мелочная и эгоистичная. Ты беззастенчиво издеваешься над ничего не подозревающей Аянами. У тебя даже духу не хватает сказать ей в глаза, что ты ее ненавидишь.
- Игра в кошки-мышки? Глупое оправдание.
Ты боишься всех тех, кого унизила, и потому сама избегаешь Синдзи.
Катастрофа! Он стал почти что душой компании, даже девушки на переменах поглядывают на него.
И снова провал.
- А теперь Сейри.
Если у тебя и есть сердце, то оно давно прогнило, засиженное мухами и разъеденное червями.
- Ты просто маленькая дрянь.
И тебе стоит благодарить небо, что оно ниспослало богатого жениха. Если, конечно, ты его не выдумала и в него сама свято не веришь.
Каё много раз проигрывала подобный диалог у себя в голове. Пыталась понять, как может ответить Найто, что она сделает.
Интересно, каково бы ей было - отношения рвала не она, а с ней.
- Я все расскажу Рей, я все расскажу Икари. У тебя не останется даже их.

В этот момент Найто остановится. Каё никогда больше не думала в этом направлении, но один раз ей представилось, как подруга спросила:
- А сама? Приятно издеваться надо мной?

Болезненный укол сердца.
Каё обязательно спросила бы Найто. Если бы решилась на это чуть раньше.

Эта история добавлена http://fiction.eva-not-end.com/viewstory.php?sid=384