Выбор Жизни by Dannelyan
Summary: Ты сделаешь выбор, хочешь того или нет, Икари Синдзи. Потому что это навсегда. Умереть или убить - всё просто. В оставшиеся тебе мгновения - реши. И позаботься о себе сам.
Categories: Neon Genesis Evangelion Characters: Asuka S., Gendo I., Kaji R., Kaoru N., Kouzou F., Many, Misato K., Rei A., Shinji I.
Жанр: Боевик, Драма, Духовный Мир, Научная Фантастика, Сверхъестественное, Тайны
Challenges:
Series: Эксперименты
Chapters: 13 Completed: Нет Word count: 11480 Read: 65843 Published: 03.12.2013 Updated: 19.12.2016
Story Notes:
Все права - господину Садамото, господину Анно, студии Gainax и другим правообладателям. Права на моих оригинальных персонажей принадлежат только мне.
База NERV «Tokyo-3», музыкальная тема ночи – https://drive.google.com/file/d/0Bx15cieFjdX4QmxzSDR1MlpvUjg
Тема на форуме: http://www.evangelion-not-end.ru/Portal/topic/14868-%D0%B2%D1%8B%D0%B1%D0%BE%D1%80-%D0%B6%D0%B8%D0%B7%D0%BD%D0%B8
__________________________________________________________


I by Dannelyan
Лучи закатного солнца, ещё заставляющие щуриться, но уже не могущие ослепить, заливали алым сухую землю и деревья квебрачо. Спугнув юркнувшую в укрытие змею, в застывшем воздухе послышалось негромкое шипение и более громкий шелест. Ветра не было, но трава почему-то пригибалась, словно что-то мягко придавило её сверху.
Высадившийся первым старшина привычно проверил термооптический камуфляж, чуть подстроил дальность визиров и с удовольствием отметил, что отряд уже рассредоточился, максимально контролируя зону десантирования. Последним по инструкции из VTOL`а выпрыгнул командир, конвертоплан взлетел, а они начали движение к цели, постепенно охватывая её со всех сторон.
Вообще-то, задание не предполагало высадки так скоро, и уж точно не в полутора километрах от назначенной позиции. Сначала гравиудар по площади, потом уже – десантирование и прикрытие командира на время, необходимое для извлечения «артефакта». При мысли о последнем пункте старшину даже в броне с терморегуляцией пробил холодный пот – однажды он уже наблюдал этот процесс и все инстинкты что тогда, что сейчас буквально вопили: «Не хочу! Опасность! Смерть!» Пытаясь сбросить напряжение, старшина усилием воли перевёл мысли на другое: зачем командир едва ли не в последний момент остановил отсчёт гравиудара с VTOL`а прикрытия? Зачем нужен силовой захват – нас же не люди на объекте интересуют, а то, что скрыто в земле под ним. Нет, в успехе своего подразделения старшина не сомневался – ребят он подбирал лично, отстояв это право у майора Кацураги, хотя та обычно таким не занималась. Каждый из них был тёртым профессионалом, побывал не в одной-двух, а в десятке «горячих точек» мира после Второго Удара, каждый – умел выполнять приказы точно, но не без импровизации, а главное – был готов ко всяческим ожидаемым и неожиданным ситуациям. Ну а на случай ситуаций совсем неожиданных здесь был командир – первый лейтенант Икари, к которому после операции на Аляске старшина – в то время ещё сержант – испытывал некую смесь уважения и страха. Причём если первое Икари-тюи заслужил, когда они потеряли навигацию и связь со штабом и первый лейтенант по памяти вывел их сквозь «слепые пятна» в обороне местных повстанцев, то второе… Второе возникло само собой: нечасто видишь, как человек в одиночку уничтожает ОБТ M2 «Уэстморленд»[1], пусть потом и валится без сил и его приходится тащить на себе до точки эвакуации, проклиная на чём свет стоит и погоду, и преследующего противника, и связника, не взявшего второй запасной комплект питания для рации…
Вспоминая, старшина не прекращал отслеживать развёртывание отряда, и вот – все на позициях, можно приступать. Оборвав и оставив «на потом» скабрезную мысль, что штурмовать бордель ему ещё не приходилось, просигнализировал первому лейтенанту о готовности, получил в ответ кодовый приказ начинать инфразвуковое подавление через пятьдесят секунд и уже привычно пронаблюдал, как видимый сквозь визор шлема командир превращается в слабо светящийся силуэт неясных очертаний. Привычно или нет – но жуть брала и в n-ный раз, как в первый. Запищал над ухом датчик поля (просто «поля» – умные названия для яйцеголовых, да и засекречено там всё), накатила лёгкая тошнота и командир исчез. То есть не исчез, конечно, но на такой скорости следить за ним не успевала даже электроника брони…


Когда дверь в тесную, тускло освещённую комнатку в борделе папаши Игнасио распахнулась, рыжеволосая девушка, забившаяся в угол, даже не шевельнулась. Пустые глаза не изменили своего выражения, отсутствующий взгляд не сдвинулся ни на миллиметр.
Два года назад, когда её доставили сюда, папаша обрадовался было – ещё бы, такая красотка, но уже спустя двое суток призывал все кары небесные и адские на голову своего поставщика: желающих попользоваться рыжей почти не нашлось. Забредающие в бордель наёмники и местная шпана – никто суеверно не хотел иметь дела с умственно отсталой, как единогласно решили девочки и в чём со временем убедил себя сам Игнасио. Ещё бы, даже имя своё назвать не могла – за всё время никто от рыжей не слышал ни звука, даже когда один клиент прижигал ей ладони сигарой. Наверное, её можно было бы продать куда-нибудь в Африку, но как раз тогда в бывшем Судане разразился третий конфликт за воду и процветающий центр работорговли, наркоторговли и проституции превратился в выжженную N^2 бомбами пустыню.
Так и вышло, что за два года у рыжей побывало едва полтора десятка человек – в основном редкие туристы-психи из Северных зон, окружённые охраной и набитые деньгами. Папаша хотел было устроить спектакль – показательную казнь «европейки», но сначала возмутились девочки, а потом совсем уж неожиданно запретил местный шаман – дескать, боги разгневаются. Игнасио плевать хотел и на богов и на их «служителя», но местные слушались придурковатого старика-каннибала, так что выбор встал: или отказаться от затеи, или самому пойти на ужин шаману. Пришлось задарма кормить сучку, пусть впроголодь – но кормить, да ещё девочки сделали из неё что-то вроде талисмана, постоянно угрожая пожаловаться, если папаша вздумает уморить «нашу рыженькую» голодом
.
С тихим скрипом дверь закрылась, но свет остался. Прошла секунда, вяло потянулась другая, затем прозвучали шаги и перед глазами лежащей на полу Аски возникли армейские ботинки. Вспомнив, как ей показалось, предыдущий визит хозяина ботинок, она внутренне содрогнулась, словно сквозь пелену эхом ощущая давно прошедшую боль в сломанной руке и специально вывихнутых пальцах. Но страшнее всего было то, что он всё время молчал, а мучил её с таким выражением на лице, будто давил таракана. А в перерывах курил и гладил Аску по волосам, как ребёнка.
На этот раз он тоже не спешил. Краем глаза Аска увидела, что мучитель сел на пол, прислонившись спиной к стене, почувствовала на себе его пристальный взгляд. Ужас внутри нарастал, ей казалось: вот сейчас обрушится удар, нет, через секунду, нет, вот сейчас – и всё это в полной тишине. Поэтому громом среди ясного неба для неё прозвучало сказанное вроде бы мягко, но с ясно различимыми металлическими нотками:
— Я не ошибся.
«Не ошибся в чём?» Паника нарастала, Аска чувствовала, что окончательно перестала понимать происходящее. Краем глаза она уловила движение и внутренне сжалась ещё сильнее, но удара не последовало. Вместо этого мучитель – а он ли это? – поставил что-то на пол около её локтя. Осторожно, чтобы не выдать себя, она скосила глаза и разглядела продолговатый предмет, светящийся синим. «Что это? Заметил ли он, что я смотрела?» Аска ещё раз скосила глаза и увидела, что пришелец улыбается. «Заметил!» – воскликнул страх, но тут же обескуражено умолк. Это было так странно, дико, непривычно – видеть не оскал, не вымученную ухмылку, а простую улыбку, что она, забыв об осторожности, взглянула прямо ему в глаза. И застыла. Аска ожидала чего угодно: похоти, с которой смотрели на неё мужчины, презрения того молчаливого садиста, жалости других несчастных или злобы хозяина этого места, но совсем не была готова к спокойствию в тёмных глазах незнакомого – теперь она видела это – парня. Спокойствие и ещё какое-то бесконечное, немыслимое терпение было в его взгляде, словно он хотел сказать: не спеши, я готов ждать столько, сколько нужно. Все эти мысли вихрем пронеслись в её голове, а пришелец из другого мира, где люди ещё умели так смотреть, тихо произнёс:
— Через одиннадцать секунд ударят индуктором. Это, — палец касается светящегося цилиндра, — защитит тебя почти полностью. Но будет плохо, очень плохо, и ты должна потерпеть. Сможешь?
Сама себя не понимая, Аска кивнула, не отрывая взгляда от его лица. Незнакомец кивнул в ответ и прикрыл глаза, плавно поводя рукой над цилиндром. Синее свечение усилилось, став почти ощутимым, поползло к Аске, накрывая её приятно покалывающим одеялом, а затем мир вокруг померк. Тоска и боль, чуть-чуть рассеянные улыбкой незнакомца, накатили с новой силой, руки словно сами потянулись к горлу, чтобы задушить животный крик умирающего зверя, рвущийся изнутри, и в этот миг Аска поняла: то был сон, просто сон. Один из тех, что виделись ей наяву во время самых тяжёлых истязаний, когда мир застывал и мелькали перед глазами воспоминания из детства – единственного счастливого времени в её жизни. Кошмары, помогающие держаться и терпеть, и она повторяла про себя, почти наяву слыша: «Терпи… терпи… терпи!»
Последнее слово прозвучало неожиданно громко, и Аска поняла, что его сказал кто-то другой. Задрожав – на этот раз наяву, всем телом, она попыталась отодвинуться, всей кожей ощущая внимательный взгляд, и похолодела, опомнившись: «вот я и выдала себя!» Чьи-то горячие пальцы прикоснулись к виску, и Аска закусила губу до крови, пытаясь сдержать крик – сейчас ударит, но кричать нельзя, тогда её изобьют ещё сильнее, чем обычно. Однако вместо удара прозвучал тихий вздох, пальцы исчезли и смутно знакомый, отчего-то задыхающийся голос произнёс:
— Прости.
«Прости?!»
— Это был откат после удара – он ещё тяжелее, и многие не выдерживают, а я не успел предупредить. Но ты молодец, ты справилась… — последние слова прозвучали уже не так уверенно. — Ты же справилась? Посмотри на меня, пожалуйста. Я не буду больше прикасаться к тебе без необходимости, обещаю.
Всё ещё не веря своим ушам – он что, сказал «пожалуйста»? – Аска открыла глаза и увидела прямо перед собой того же незнакомца. Только он не улыбался больше, а в глазах было очень много беспокойства и где-то на самом дне – боль.
«Не сон», — успела подумать Аска и провалилась куда-то в темноту.


Рыжеволосая находка потеряла сознание, так что Синдзи подхватил её на руки, удивляясь, какая она лёгкая, толчком распахнул хлипкую дверь и, петляя, пошёл на воздух, к выходу. Да, там не прохладней, но хотя бы нет такой застарелой вони. Сразу за дверью в проходе лежал верзила, безуспешно пытающийся засунуть в рот ствол пистолета. Сил ему не хватало даже на то, чтобы застрелиться. Всё-таки инфра-удар индуктора – страшная вещь, когда нет защиты. Резкие шипящие звуки, раздававшиеся то там, то тут в ветхом, похожем на лабиринт двухэтажном здании, свидетельствовали о том, что отряд заканчивает зачистку. Синдзи не мог радоваться этому, но, во-первых, свидетелей извлечения остаться не должно, а во-вторых – если он окажется прав насчёт рыжеволосой, а Синдзи чувствовал, что не ошибся – эти смерти будут лишь началом. В полном соответствии с принципом «никаких следов, никаких контактов». В мире после Второго Удара даже такие организации, как NERV или Mithril[2] не могли позволить себя огласку, существуя и действуя в глубокой тайне.
Выбравшись наружу, он вызвал к себе старшину. Получив доклад о почти полном окончании зачистки, Синдзи с рук на руки передал тому рыжую, а затем распорядился рядовым отойти на расстояние эффективного контроля – шестьсот метров, рассредоточиться и не допускать никого к целевой точке.
Покосившись на старшину – видно, что напуган, но держится, в конце концов, он это уже видел, и оценив состояние девушки – по-прежнему без сознания – Синдзи закрыл глаза, расслабился и «расслоился» – он называл это так. Неприятное слово, да и ощущения при этом – хуже не придумаешь, зато чувствуешь… вот оно. Неторопливо оглянувшись, он увидел прямо перед глазами падающий лист, застывший во время пируэта – в таком состоянии время замирает. Что-то остро стучало в висках, мир подёрнулся фиолетово-синей пеленой, словно стекающей вязкими каплями с неба к земле, а в двух шагах впереди и метрах в семнадцати под поверхностью пульсировал сгусток чуждой жизни. Его сегодняшняя цель. Расположившись точно над «артефактом», Синдзи встал на колени, упирая руки в спекшуюся землю и начал «звать» – мягко, не спеша, словно подманивая бездомного котёнка. «Что за идиотское сравнение, — в очередной раз подумал он, — и ведь оно не моё. Снова убеждаюсь: все видят и ощущают эти «артефакты» по-своему. Вот старшина аж кривится от отвращения, доктор Акаги едва не поёт им колыбельные, а я… мне только интересно. Интерес, сильный как ненависть – не приходилось испытывать? Незабываемое, мать его, ощущение».
Спустя какое-то время первому лейтенанту удалось «поймать волну», объект зашевелился и медленно, словно нехотя, двинулся вверх, прямо в ждущие руки. Этот оказался упрямым: несколько раз останавливался, словно раздумывая, а один раз даже пополз обратно. Синдзи усилил мягкий напор «зова», рискуя перейти энергетический предел Хейфлика, и «артефакт» не смог сопротивляться, вынырнув из земли. Икари окутал его своим AT-полем, подавляя активность, заставляя «уснуть», а затем вышел из расслоения и с трудом поднялся на ноги. В воздухе пахло приближающимся ливнем, отвращением и страхом старшины и чем-то ещё. Обернувшись и прижимая к животу шарообразный «артефакт» цвета запекшейся крови, Синдзи увидел, что рыжая пришла в сознание и не отрывает взгляда от извлечённого объекта. «Так вот, почему он полез вглубь – почувствовал её». Ведомый любопытством, Икари попытался использовать отголоски расслоения, чтобы почувствовать её эмоции, и увидел в них тягу, желание захватить и потрогать своими руками. Медленно выдохнув – она не обучена, чего ты ещё ожидал? – первый лейтенант упаковал шар в специальный контейнер и только после этого кивком указал старшине взять его и доставить во VTOL исследовательского отдела, как раз приземляющийся неподалёку. Закованный в броню боец осторожно опустил девушку на землю, активировал камуфляж и силовую сетку и только затем принял контейнер – старшина всегда дотошно следовал инструкциям. Сам Синдзи подошёл к рыжей, изумлённо наблюдая перемену в ней: вот только что она жадно, но осмысленно глядела на артефакт, а когда тот пропал из виду, мгновенно сжалась, затравленно посмотрела по сторонам и замерла, свернувшись калачиком, при первом шаге в её сторону. Подойдя вплотную и присев рядом, Синдзи сказал:
— Мы уходим. Пойдёшь с нами?
Она задрожала всем телом и молча, едва заметно, покачала головой. Прикидывая, как бы её поаккуратнее усыпить и как объясняться после этого, Синдзи хотел подняться и чуть отойти, чтобы не нервировать и попытаться уговорить, как вдруг рыжая схватила его за руку и сжала так, что чувствовалось даже сквозь усиленную перчатку. Икари остановился, пытаясь понять, а потом спросил неуверенно:
— Ты… пойдёшь со мной?
Рыжая кивнула, не поднимая головы.
— Хорошо. Тогда идём. Здесь недалеко, — Синдзи старался говорить уверенно, а в голове билась мысль: «Во что я, чёрт возьми, ввязался? Мисато-сан меня убьёт…»


На скрытой за деревьями «полянке», где приземлились два из трёх VTOL`ов, на Синдзи налетела вежливым коршуном лейтенант Ибуки, которую очень интересовало, почему он лично не сопровождает артефакт до погрузки. Впрочем, стоило ей увидеть прячущуюся за спиной Икари рыжую, как вопросы несоблюдения стандартного протокола отпали. Не без удовольствия наблюдая, как у Майи округляются глаза, Синдзи предоставил ей приходить в себя, а тем временем отдал по рации старшине приказ вызвать ещё два ударных авиационных отряда, отряд десанта и начать зачистку по коду «минус зеро». Ибуки, в своём научном полускафандре легко подслушавшая разговор, тут же начала возмущаться, так что Синдзи глазами указал ей на рыжеволосую девушку и терпеливо стал ждать, пока дойдёт. Дошло на удивление быстро:
— Но Икари-сан, откуда вы знаете?
— Я почувствовал ещё на подлёте, потому и пошёл внутрь.
— Ваши ощущения…
— Точны. И вы это знаете, лейтенант.
— Но…
— Она ощущала… артефакт, а тот реагировал на неё. Вам нужны ещё подтверждения?
— Я требую провести тест, — Ибуки так просто не сдавалась. Ещё бы – «минус зеро»! Отдать приказ уничтожить все поселения и лагеря в радиусе нескольких десятков километров только на случай, если кто-то из местных помнит эту рыжую – на основе «я почувствовал»? Майю и так мутило от сегодняшних убийств, а первый лейтенант так спокойно обрекает на смерть сотни людей, даже не удостоверившись?
— Хорошо, — неожиданно легко согласился Икари. — Только поскорее.
Повернувшись к невольной виновнице спора, он помог ей забраться в кабину. Ибуки тем временем сняла со стенки и открыла один из стальных кейсов, откуда извлекла подобие шлема из гибкого пластика и ворох кабелей, которые тут же споро начала подключать к бортовой вычислительной системе. Небольшая настройка – и вот Майя уже протягивает шлем неподвижно сидящей рыжей. Та бросила испуганный взгляд на Синдзи, он коротко кивнул и зачем-то сказал:
— Не бойся. Это не больно.
Понимая, что это, скорее всего, ложь, но иначе её просто заставят, Аска дрожащими руками надела странную штуку на голову, успела увидеть, как в кейсе замерцали бегающие огоньки, почувствовала головокружение и в очередной раз за этот день отключилась.


Открыть глаза почему-то было очень трудно, но хотелось. Странно. Странно всё: что её волнует, почему лежать так удобно, что ей не всё равно, где находишься… что интересно, почему вокруг так сверхъестественно тихо. Странно, что ей вообще что-то странно. На миг захотелось снова туда – в уютную темноту, но неподалёку зазвучал чей-то голос, и ставший привычным страх за свою жизнь заставил вслушаться:
— …простите ещё раз, Икари-сан, но я должна была, таковы инструкции Рицко-семпай, и…
Не услышав ответа, Аска всё-таки открыла глаза и увидела, что лежит на до предела откинутом сиденье в салоне самолёта, укрытая чем-то мягким и тёплым. Чуть впереди сидела та, в похожем на космический скафандр прошлого века костюме, а напротив – парень со спокойными глазами. «Он рядом, не опасно», — прошептал кто-то в голове знакомым голосом, и она испугалась этого, попыталась вспомнить, что опасно всегда, но здесь было так тепло и мягко, что Аска решила пока просто набираться сил, чтобы выжить, когда от неё избавятся. С успокаивающей мыслью «ты можешь рассчитывать только на себя» она и уснула.
Разбудил её звук шагов – кто-то бежал по проходу между сидениями. Украдкой открыв один глаз, Аска увидела только спину незнакомого человека в серой мешковатой одежде, уже почти скрывшегося за люком. Не решаясь встать, она привычно замерла, хотя очень хотелось потянуться. Наконец, прислушавшись к своим ощущениям, убедилась, что рядом никого нет и чуть приподнялась, освобождая правую руку, повернула голову и едва не вскрикнула: прямо на неё смотрел… Икари – так его, кажется, называли? «Почему я не почувствовала его?» Кивнув, как старой знакомой, тот устало улыбнулся и как ни в чём не бывало сказал:
— Хоть кто-то выспался…
Не зная, что на это ответить, Аска промолчала, а «пришелец» похоже, и не ждал ответа, так как почти сразу спросил:
— Есть хочешь?
Сглотнув как можно более незаметно, Аска покачала головой. Икари вздохнул и куда-то ушёл. Почему-то она почувствовала жгучую, какую-то детскую обиду и разозлилась сама на себя: «А чего ты ожидала, дура? Сама же отказалась». Повернувшись на другой бок, Аска закрыла глаза и попыталась уснуть – когда спишь, голода не чувствуешь, но не получалось. Сейчас она вспомнила, что не ела с позавчерашнего дня, и те почти отбросы, которыми кормил её хозяин борделя, показались вдруг даже желанными... «Не думай о еде – так будет только хуже, ты же знаешь!» Из прохода позади вновь зазвучали чьи-то шаги, остановились за спиной, и она сжалась, боясь обернуться, как вдруг над головой прозвучало:
— У них остались только нэгима. Я попросил разогреть, так что…
Послышался металлический звон, а затем всё вокруг заполнил такой аромат… Резко развернувшись, Аска едва не вырвала из рук «пришельца» стальную коробочку и не остановилась, пока не опустошила её, бросая тонкие прутики туда же. И только подняв глаза, увидела, как смотрит на неё Икари. В приглушённом свете потолочных лампочек она разглядела его глаза – и в них, и на лице застыло такое выражение ярости, что Аска вздрогнула и отпрянула, выронив из внезапно ослабевших рук посуду.


От звона металла об пол Синдзи вздрогнул и словно очнулся, увидев, что она дрожит, понимая, что вновь напугал её. Ругаясь про себя и пряча глаза, он наклонился за коробочкой из-под еды и стиснул зубы, увидев, как рыжая подалась назад, вжимаясь спиной в стенку. Нужно было срочно как-то успокоиться, но в голове гулким набатом билась мысль: «Мрази, какие же вы мрази… что же нужно было делать с человеком, чтобы довести до такого?» Поведение девушки напомнило ему читанные в школе «Хроники Второго удара» Хито Накамуры – то, как торопливо она ела, словно боясь, что отнимут… наверное, ему не удалось сохранить нейтральное выражение лица. Усилием отвлекаясь от мыслей, он медленно выпрямился, кажется, даже улыбнулся и, справившись с голосом, как мог мягко произнёс:
— Прости меня. Я не… не сержусь на тебя. На меня иногда накатывают… воспоминания. Прости.
«И ведь даже почти не соврал».
— Помнишь, я обещал, что не прикоснусь к тебе без необходимости?
Лёгкий, неуверенный кивок. «Забыла?..»
— Я дал слово. И сдержу его.
Ещё один кивок, уже чуть более уверенный. Кажется, рыжая успокаивается понемногу… рыжая, хм. Как её зовут?
— Прости, пожалуйста, но… как тебя зовут?
Ничего.
— Ты помнишь своё имя?
Ничего. Даже в глаза не смотрит. Ладно…
— Минут через десять мы взлетим. Вот здесь, — Синдзи показал рукой, — мини-холодильник. Наверняка, ты хочешь пить. Я пока схожу… к пилотам. Лететь нам ещё часа четыре, так что, если хочешь, можешь ещё поспать.
Так и не дождавшись реакции, он развернулся и пошёл по направлению к кабине, в очередной раз подумав: «Во что же я ввязался?»

На базе NERV «Токио-3» самолёт приземлился почти в полдень. Всё было как обычно… хотя нет, не всё. На раскалённом бетоне взлётного поля, помимо обычных машин аэродромной команды, ждал приземистый тускло-серый броневик. У стоящих рядом людей, несмотря на отсутствие знаков различия, словно стояла на лицах невидимая печать: «Второй отдел». Не успели остановиться двигатели, как двое «серых» загремели по уже раскрытому трапу и, не представившись, один из них заявил неподвижно стоящему в амбразуре выходного люка Синдзи:
— Поступило распоряжение немедленно доставить объект к доктору Акаги.
— С каких пор Второй отдел занимается «артефактами»? — изобразил непонимание Синдзи, про себя решив: «Ибуки доложила. Больше некому».
«Серые» переглянулись, затем второй сделал первому какой-то быстрый жест рукой и заговорил:
— Первый лейтенант, нам приказано сопроводить в лабораторию к доктору Акаги гражданское лицо, захваченное вами во время операции.
Внимательно их разглядывая, Синдзи сознательно тянул время, чуть ли не кожей ощущая, как нарастает нетерпение стоящих напротив СБ-шников. Наконец он сказал, почти не скрывая издевки в голосе:
— «Сопроводить», значит. Что ж, тогда я сам сопровожу «гражданское лицо» к доктору. Но позже.
— Первый лейтенант, у нас приказ немедленно…!
Пожав плечами, словно говоря: «а мне-то какое дело?», Синдзи развернулся и пошёл вглубь салона. Попытавшийся было сунуться следом один из «серых» наткнулся взглядом на активированную броню и поднятое оружие старшины, успевшего за время разговора занять позицию напротив люка, и поспешно ретировался.
Следя сквозь иллюминатор за отъезжающим броневиком, Синдзи размышлял: «Конечно, девушку придётся отдать. Но надеюсь, моё присутствие при тестах заставит доктора хоть немного сдерживаться…» Затем он вспомнил первые дни на базе, почти полностью проведённые в той самой лаборатории, и закончил мысль: «…хотя вот это вряд ли». Как бы то ни было, пора выдвигаться: чем раньше «артефакт» окажется в хранилище, в Догме, тем лучше.



[1] ОБТ M2 «Уэстморленд» — основной боевой танк, взятый на вооружение США незадолго до Второго Удара. В настоящее время используется различными государствами, организациями и группировками.
[2] Mithril — да, та самая организация «Ми́фрил» из «FMP». Нет, кроссовер не планируется, но некоторые элементы и персонажи из Вселенной «FMP» будут.
Эта история добавлена http://fiction.eva-not-end.com/viewstory.php?sid=473